Расправа с женщинами имевшими отношения с немцами

Женщины в плену у немцев. Как издевались нацисты над пленными советскими женщинами

Вот почему для советских женщин плен был страшнее смерти!

Вторая мировая война катком прошлась по человечеству. Миллионы погибших и намного больше искалеченных жизней и судеб. Все воюющие стороны творили поистине чудовищные вещи, оправдывая всё войной.

Женщины в плену у фашистов

Осторожно! Материал может показаться неприятным или пугающим.

Конечно, в этом плане особенно отличились нацисты, и это даже не учитывая Холокост. Существует множество как документально подтвержденных, так и откровенно выдуманных историй о том, что вытворяли немецкие солдаты.

Один из высокопоставленных немецких офицеров вспоминал инструктажи, которые они проходили. Интересно, что относительно женщин-военнослужащих был только один приказ: «Расстреливать».

Большинство так и поступало, но среди погибших часто находят тела женщин в форме Красной армии — солдат, медсестер или санитарок, на телах которых остались следы жестоких пыток.

Жители деревни Смаглеевки, к примеру, рассказывают, что, когда у них были нацисты, они нашли тяжело раненную девушку. И несмотря ни на что выволокли ее на дорогу, раздели и расстреляли.

Но перед смертью ее долго пытали ради удовольствия. Всё ее тело превратили в сплошное кровавое месиво. Примерно так же нацисты поступали с женщинами-партизанами. Перед тем как казнить, их могли раздеть догола и долгое время держать на морозе.

Женщины военнослужащие РККА в плену у и немцев 1 часть



Само собой, пленницы постоянно подвергались изнасилованиям.



Женщины военнослужащие РККА в плену у финов и немцев часть 2. Еврейки

И если высшим немецким чинам запрещалось вступать в интимную связь с пленницами, то у простых рядовых в этом деле было больше свободы.

А если девушка не умирала после того, как целая рота ею попользовалась, то ее просто пристреливали.



Еще хуже была ситуация в концлагерях. Разве что девушке везло и кто-то из высших чинов лагеря брал ее к себе в качестве прислуги. Хотя от изнасилований это не сильно спасало.

В этом плане самым жестоким местом был лагерь № 337. Там пленных часами держали голыми на морозе, в бараки селили по сотне человек сразу, а любого, кто не мог выполнять работу, сразу же убивали. Ежедневно в шталаге уничтожали около 700 военнопленных.

К женщинам применяли такие же пытки, как к мужчинам, а то и гораздо хуже. В плане пыток нацистам могла позавидовать испанская инквизиция.

Женщины военнослужащие РККА в плену у финов и немцев Еврейки

Очень часто над девушками издевались другие женщины, например жены комендантов, просто для удовольствия. Прозвище комендантши шталага № 337 было «людоедка».

Конечно же, кроме пыток и истязаний серьезно подрывало здоровье пленников банальное отсутствие гигиены. В концлагерях царила абсолютная антисанитария, поэтому любая рана в итоге могла стать смертельной.

Советские солдаты точно знали, что происходит в концлагерях и чем грозит плен. Поэтому сдаваться никто не хотел и не собирался. Бились до конца, до самой смерти, уж она единственная была победителем в те страшные годы.

Светлая память всем погибшим на войне…

Опубликовано в категории Исторические статьи

infovzor.ru

Как создали чёрный миф об «изнасилованной Германии»

Чёрный миф о сотнях тысячах и миллионах немок, изнасилованных в 1945 году советскими солдатами (да и представительниц других наций), в последнее время стал частью антирусской и антисоветской информационной кампании. Этот и другие мифы способствуют превращению немцев из агрессоров в жертв, уравниванию СССР и гитлеровской Германии и в конечном итоге к пересмотру итогов Второй мировой войны со всеми вытекающими историческими геополитическими последствиями.

24 сентября либеральная пресса снова напомнила об этом мифе. На сайте русской службы «Би-би-си» был опубликован большой материал: «Изнасилование Берлина: неизвестная история войны». В статье сообщается, что в России выходит в продажу книга — дневник офицера Советской Армии Владимира Гельфанда, в которой «без прикрас и купюр описаны кровавые будни Великой Отечественной войны».

Статья начинается с указания на советский памятник. Это памятник Воину-освободителю в берлинском Трептов-парке. Если для нас этот символ спасения европейской цивилизации от нацизма, то «для некоторых в Германии этот мемориал — повод для иных воспоминаний. Советские солдаты изнасиловали бессчетное число женщин по пути к Берлину, но об этом редко говорили после войны — как в Восточной, так и в Западной Германии. И в России сегодня об этом мало кто говорит».

Дневник Владимира Гельфанда повествует «об отсутствии порядка и дисциплины в регулярных войсках: скудные рационы, вши, рутинный антисемитизм и бесконечное воровство. Как он рассказывает, солдаты воровали даже сапоги своих товарищей». А также сообщает об изнасилованиях немок, причем не как единичных случаях, а системе.

Остаётся только удивляться, как Красная Армия, в которой не было «порядка и дисциплины», царил «рутинный антисемитизм и бесконечное воровство», где солдаты были преступниками, ворующими вещи у товарищей и скопом насилующими девушек, смогла победить «высшую расу» и дисциплинированный вермахт. Видимо, «трупами завалили», как нас долгое время убеждали либеральные историки.

Автор статьи Люси Эш призывает отринуть предрассудки и узнать подлинную историю Второй мировой войны со всеми ее неприглядными сторонами: «…будущие поколения должны знать истинные ужасы войны и заслуживают того, чтобы увидеть неприкрашенную картину». Однако вместо этого лишь повторяет чёрные мифы, которые уже не раз были опровергнуты. «Каков был реальный масштаб изнасилований? Чаще всего называются цифры в 100 тысяч женщин в Берлине и два миллиона по всей Германии. Эти цифры, горячо оспариваемые, были экстраполированы из скудных медицинских записей, сохранившихся до наших дней».

Миф о сотнях тысячах и миллионах изнасилованных в 1945 году советскими солдатами немок регулярно поднимается на протяжении последних 25 лет постоянно, хотя до перестройки не поднималась ни в СССР, ни самими немцами. В 1992 году в Германии вышла книга двух феминисток, Хельке Зандер и Барбары Йор, «Освободители и освобожденные», где появилась это шокирующее обывателя число: два миллиона.

В 2002 году вышла книга Энтони Бивора «Падение Берлина», в которой автор привел эту цифру, не уделив внимания ее критике. По словам Бивора, он нашел в российском государственном архиве отчеты «об эпидемии сексуального насилия на территории Германии». Эти отчеты в конце 1944 года посылались сотрудниками НКВД Лаврентию Берии. «Они передавались Сталину, — говорит Бивор. — Можно увидеть по отметкам, читались они или нет. Они сообщают о массовых изнасилованиях в Восточной Пруссии и о том, как немецкие женщины пытались убивать себя и своих детей, чтобы избежать этой участи».

В работе Бивора приводятся такие данные: «По оценкам двух главных берлинских госпиталей, число жертв изнасилованных советскими солдатами колеблется от девяноста пяти до ста тридцати тысяч человек. Один доктор сделал вывод, что только в Берлине было изнасиловано примерно сто тысяч женщин. Причем около десяти тысяч из них погибло в основном в результате самоубийства. Число смертей по всей Восточной Германии, видимо, намного больше, если принимать во внимание миллион четыреста тысяч изнасилованных в Восточной Пруссии, Померании и Силезии. Представляется, что всего было изнасиловано порядка двух миллионов немецких женщин, многие из которых (если не большинство) перенесли это унижение по нескольку раз».

То есть мы видим мнение «одного доктора»; источники же были описаны фразами «видимо», «если» и «представляется». В 2004 году книга Энтони Бивора «Падение Берлина» была издана в России и стала «источником» для многочисленных антисоветчиков, которые подхватили и распространили миф о «советских солдатах-насильниках». Теперь появится ещё один схожий «труд» — дневник Гельфанда.

На деле такие факты, а они неизбежны на войне, ведь даже в мирное время насилие — это одно из самых распространенных преступлений, были исключительным явлением, и за преступления жестко наказывали. Приказ Сталина от 19 января 1945 гласил: «Офицеры и красноармейцы! Мы идем в страну противника. Каждой должен хранить самообладание, каждый должен быть храбрым. Оставшееся население на завоеванных областях, независимо от того немец ли, чех ли, поляк ли, не должно подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени. На завоеванной территории не позволяются половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования будут виновные расстреляны».

С мародерами и насильниками жестко боролись. Преступники попадали под военные трибуналы. За мародёрство, изнасилования и прочие преступления наказания были суровыми: 15 лет лагерей, штрафбат, расстрел. В докладе военного прокурора 1-го Белорусского фронта о противоправных действиях в отношении гражданского населения за период с 22 апреля по 5 мая 1945 года есть такие цифры: по семи армиям фронта на 908,5 тыс. человек зафиксировано 124 преступления, из которых 72 изнасилования. 72 случая на 908,5 тысячи. Где здесь сотни тысяч изнасилованных немок?

Жесткими мерами волну мести быстро загасили. При этом стоит помнить, что не все преступления совершали советские солдаты. Отмечалось, что особо мстили немцам за годы унижения поляки. Бывшие подневольные рабочие и узники концлагерей получили свободу; некоторые из них стали мстить. Австралийский военный корреспондент Осмар Уайт находился в Европе в рядах 3-й американской армии и отмечал: «…когда бывшие подневольные рабочие и узники концлагерей заполнили дороги и начали грабить один городок за другим, ситуация вышла из-под контроля. Некоторые из переживших лагеря собрались в банды для того, чтобы рассчитаться с немцами».

2 мая 1945 года военный прокурор 1-го Белорусского фронта Яченин докладывал: «Насилиями, а особенно грабежами и барахольством, широко занимаются репатриированные, следующие на пункты репатриации, а особенно итальянцы, голландцы и даже немцы. При этом все эти безобразия сваливают на наших военнослужащих…» Об этом же докладывал Сталину и Берия: «В Берлине находится большое количество освобожденных из лагерей военнопленных итальянцев, французов, поляков, американцев и англичан, которые забирают у местного населения личные вещи и имущество, грузят на повозки и направляются на запад. Принимаются меры к изъятию у них награбленного имущества».

Осмар Уайт также отмечал высокую дисциплину в советских войсках: «Никакого террора в Праге или другой части Богемии со стороны русских не наблюдалось. Русские — суровые реалисты по отношению к коллаборационистам и фашистам, но человеку с чистой совестью бояться нечего. В Красной армии господствует суровая дисциплина. Грабежей, изнасилований и издевательств здесь не больше, чем в любой другой зоне оккупации. Дикие истории о зверствах всплывают из-за преувеличений и искажений индивидуальных случаев под влиянием чешской нервозности, вызванной неумеренностью манер русских солдат и их любовью к водке. Одна женщина, которая рассказала мне большую часть сказок о жестокостях русских, от которых волосы встают дыбом, в конце концов была вынуждена признать, что единственным свидетельством, которое она видела собственными глазами, было то, как пьяные русские офицеры стреляли из пистолетов в воздух или по бутылкам…».

Многие ветераны и современники Второй мировой войны отмечали, что в Красной Армии господствовала суровая дисциплина. Не стоит забывать, что в сталинском СССР создавали общество служения и созидания. Воспитывали героев, созидателей и производителей, а не шпану и насильников. Советские войска вступили в Европу как освободители, а не завоеватели, соответственно себя вели советские солдаты и командиры.

Стоит напомнить, что как звери себя вели на советской земле гитлеровцы, представители европейской цивилизации. Гитлеровцы забивали людей как скот, насиловали, стирали с лица земли целые поселения. К примеру, каким был обычный солдат вермахта, было рассказано на Нюрнбергском процессе. Типичный ефрейтор 355-го охранного батальона Мюллер убил во время оккупации 96 советских граждан, в том числе стариков, женщин и грудных детей. Им также были изнасилованы тридцать две советские женщины, причем шесть из них убиты. Понятно, что когда стало ясно, что война проиграна, многих охватил ужас. Немцы боялись, что русские будут им мстить. Причём справедливая кара была заслужена.

Фактически первым, кто запустил миф о «красных насильниках» и «ордах с Востока», были идеологи Третьего рейха. Нынешние «исследователи» и либеральные публицисты лишь повторяют слухи и сплетни, которые придумали в гитлеровской Германии, чтобы запугать население, сохранить его покорность. Чтобы немцы сражались до самого последнего момента. Чтобы смерть в бою казалась им легкой участью по сравнению с пленом и оккупацией.

Рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Германии Йозеф Геббельс в марте 1945 г. записал: «…фактически в лице советских солдат мы имеем дело со степными подонками. Это подтверждают поступившие к нам из восточных областей сведения о зверствах. Они действительно вызывают ужас… В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от десяти до семидесяти лет. Кажется, что это делается по приказу сверху, так как в поведении советской солдатни можно усмотреть явную систему».

Этот миф немедленно растиражировали. Сам Гитлер обратился к населению: «Солдаты на Восточном фронте! В последний раз смертельный враг в лице большевиков и евреев переходит в наступление. Он пытается разгромить Германию и уничтожить наш народ. Вы, солдаты на Восточном фронте, знаете большей частью уже сами, какая судьба уготована прежде всего немецким женщинам, девушкам и детям. В то время как старики и дети будут убиты, женщины и девушки будут низведены до казарменных проституток. Остальные попадут в Сибирь». На Западном фронте немецкая пропаганда для запугивания местного населения вместо русских использовала образ негра, насилующего белокурых немок.

Таким образом, главари Рейха пытались заставить людей сражаться до конца. При этом людей довели до паники, смертельного ужаса. Значительная часть населения Восточной Пруссии бежала в западные районы. В самом Берлине прошла серия самоубийств. Уходили из жизни целыми семьями.

Уже после войны этот миф поддержали англосаксонские издания. В самом разгаре была «холодная война» и США и Британия вели активную информационную войну с советской цивилизацией. Многие мифы, которые активно использовали в Третьем рейхе, взяли на вооружение англосаксы и их подпевалы в Западной Европе. В 1954 году в США вышла книга «Женщина в Берлине». Её автором считается журналистка Марта Хиллер. В Западной Германии дневник опубликовали в 1960 г. В 2003 году «Женщину в Берлине» переиздали во многих странах, и западные СМИ охотно подхватили тему «изнасилованной Германии». Через несколько лет по этой книге был снят фильм «Безымянная». После этого работа Э. Бивора «Падение Берлина» была принята либеральными изданиями «на ура». Почва уже была подготовлена.

При этом на Западе закрывают глаза на то, что американские, французские и британские войска несут ответственность за массовые преступления в Германии, в том числе и изнасилования. Например, немецкий историк М. Гебхардт считает, что только американцы изнасиловали не менее 190 тысяч немок, причем процесс этот продолжался до 1955 года. Особенно зверствовали солдаты из колониальных частей — арабы и негры. Но об этом на Западе стараются не вспоминать.

Также на Западе не хотят вспоминать, что на подконтрольной СССР немецкой территории было создано сильное немецкое социалистическое государство ГДР (6-я экономика в Европе в 1980 году). И «изнасилованная Германия» была самым верным и самодостаточным союзником СССР в Европе. Если все те преступления, о которых пишут последователи Геббельса и Гитлера, были бы на самом деле, то вряд ли в принципе были бы возможно добрососедские и союзнические отношения, длившие больше четырех десятилетий.

Таким образом, изнасилования немок советскими солдатами действительно были, есть документы и статистика по числу осуждённых. Но, эти преступления носили исключительный характер, не носили массового и систематического характера. Если соотнести общее число осуждённых за эти преступления ко всей численности советских войск на оккупированных территориях, то процент получится совсем незначительным. При этом преступления совершали не только советские войска, но и поляки, французы, американцы, британцы (включая представителей колониальных войск), освобожденные из лагерей военнопленные и т. д.

Чёрный миф о «советских солдатах-насильниках» был создан в Третьем рейхе, чтобы напугать население, заставить его вести борьбу до конца. Затем этот миф был восстановлен англосаксами, которые вели информационную войну против СССР. Эта война продолжается и в настоящее время, с целью превращения СССР в агрессора, советских солдат — в захватчиков и насильников, для уравнивания СССР и нацистской Германии. В конечном итоге наши «партнеры» стремятся к пересмотру Второй мировой и Великой Отечественной войн со всеми вытекающими историческими и геополитическими последствиями.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

topwar.ru

«Мы, дети насилия». В Германии вышло исследование об изнасилованиях в конце Второй мировой войны

Вторая мировая война закончилась 75 лет назад. Она принесла неописуемые страдания миллионам людей. Среди них и гражданское население по обе стороны. Отдельная группа пострадавших — это немецкие женщины, ставшие жертвами изнасилований в самом конце войны. О них и их детях рассказывает книга Мириам Гебхардт «Мы, дети насилия». Всего таких детей, по подсчетам Гебхарт, родилось около восьми с половиной тысяч.

Беженцы в Берлине. Фото: dw.com

Важно отметить, что автор вовсе не пытается очернить победителей Второй мировой войны и представить немцев исключительно жертвами. Для нее важна прежде всего историческая правда. Кроме того, речь идет не только о Красной Армии. Историк утверждает, что немецкие женщины — пусть и не в таком количестве — становились и жертвами западных союзников. Как бы то ни было, но Мириам Гебхардт подчеркивает: «Мы должны научиться обращаться с амбивалентностью воспоминаний. Невозможно писать о времени нацизма, не признавая ответственности немцев…»

Подсчеты историков различаются

По подсчетам Мириам Гебхардт, в Германии с 1945 по 1955 годы от изнасилований пострадали около 900 тысяч женщин. Эта цифра ниже той, что обычно приводится в этом контексте. Так, историк Барбара Йор считает, что только советскими солдатами было изнасиловано до двух миллионов женщин и девочек, из них 600 тысяч — в Берлине. Штефан Волле и Илько-Саша Ковальчук, также серьезно занимавшиеся этой темой, пишут в своем исследовании о советских войсках в Восточной Германии о многих сотнях тысячах жертв.

Мириам Гебхардт не раз критиковали в немецкой прессе за то, что она не обосновывает досконально указываемые ею данные. Общее число изнасилованных она приводила и в предыдущей своей книге «Когда пришли солдаты», вышедшей в 2015 году. В интервью, которое она тогда дала DW, Гебхардт подчеркнула, что большинство изнасилований было совершено именно в советской оккупационной зоне. Тем не менее масштабы преступлений в целом и, в частности, преступлений, совершенных советскими солдатами, по ее мнению, другие. Из 900 тысяч примерно одна треть, высказывает предположение историк, была изнасилована не советскими солдатами, а американцами, британцами, французами…

Рассказы очевидцев и архивные материалы

В основе книги «Мы, дети насилия» лежат пять рассказов детей, ныне, конечно, уже пожилых людей, которые родились после войны у пострадавших от изнасилований матерей. Причем речь не идет о детях, родившихся от изнасилований. Очевидцы рассказывают истории своих матерей и о том, какой тяжелый отпечаток наложили причиненные им страдания на отношения в семье и на судьбы женщин. Потрясает, например, рассказ о медсестре, изнасилованной в подвале лазарета пятью советскими солдатами.

Рассказы о пережитом отдельных людей Мириам Гебхардт перемежает с фактами, которые должны показать более полную картину того времени. Но если в Советском Союзе подобные факты вообще замалчивались, то, скажем, французы к ним относились по-другому. Командование их оккупационных войск регистрировало детей, рожденных от французских солдат, в том числе и в результате изнасилований. Историк приводит следующие данные: между 1945 и 1955 годами родились 17 тысяч детей, отцами которых были, в частности, как рассказывается в книге, солдаты из Французского Марокко. Родились они, разумеется, не только у изнасилованных женщин. Дети эти считались гражданами Франции, и если матери от них отказывались, их репатриировали во Францию. Впрочем, таких случаев было не больше полутора тысяч. С 1950 года всем таким детям в любом случае давали кроме немецкого и французское гражданство.

Одна из историй, описанных в книге Гебхардт, — история немки, побывавшей в советских лагерях. После Второй мировой войны более миллиона женщин были на принудительных работах в СССР, пишет Мириам Гебхардт. Их отправляли на угледобычу, на фабрики и в трудовые лагеря в сельской местности. Те, кто выжили в тех страшных условиях, смогли лишь годы спустя вернуться в Германию. В книге Клара М. рассказывает историю своей матери, которая была увезена в СССР на принудительные работы. Там она подвергалась столь частым изнасилованиям, что потеряла им счет. В 1948 году она вернулась с помощью организации Красный Крест в Германию, но ее личность и психика были безвозвратно разрушены пережитым.

news.tut.by

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Общество

Помните изнасилованных немецких женщин, как мы помним День победы

Вторая мировая война в Европе закончилась, когда нацистская Германия подписала безоговорочную капитуляцию 7 мая 1945 года. Как только союзники получили полное превосходство на Западном и Восточном фронтах в 1944 и 1945 годах, среди пострадавших оказались не только немецкие солдаты.

Недавние исторические исследования показали, что немецкие женщины и девочки также превратились в жертвы, в массовом порядке подвергаясь широкому спектру сексуального насилия. Предполагается, что оно совершалось американскими, канадскими, британскими, французскими и советскими солдатами.

К весне 1945 года нацистская Германия находилась на краю гибели, а Советы на всех парах мчались к Берлину. Красная армия на Восточном фронте сметала все на своем пути, сначала заняв Польшу, а затем Восточную Пруссию, Австрию и Чехословакию. Несмотря на то, что сексуальное насилие над немецкими гражданскими лицами совершалось военнослужащими всех союзных держав, именно изнасилования со стороны советских солдат считаются наиболее многочисленными и жестокими.

Точное количество изнасилований неизвестно, имеются оценки от десятков тысяч до миллионов. Ясно, однако, что данное насилие было вызвано в немалой степени желанием отомстить немцам за зверства, совершенные на Востоке, в том числе массовое сексуальное насилие в отношении «неарийских» женщин.

Вспоминая советские зверства

На протяжении последнего десятилетия, когда еще живы последние жертвы, в немецком обществе произошел всплеск интереса к истории советских изнасилований. Фильм «Безымянная – одна женщина в Берлине» (Eine Frau in Berlin), вышедший на экраны в 2008 году и номинированный на немецкую национальную кинопремию, драматически передает содержание анонимного дневника журналистки, где она рассказывает о своей жизни в дни падения Берлина. Еще один отчет, ставший первым неанонимным, опубликовала в 2010 году Габриэле Кёпп (Gabriele Köpp).

Женщины и девочки, прошедшие через сексуальное насилие со стороны советских солдат, сильно пострадали. Многие подвергались групповому изнасилованию, либо забеременели от нападавших.

Однако, присущий военному времени секс между солдатами и женщинами из числа вражеского гражданского населения является частью сложной военной «сексуальной» (поставлено в кавычки мной — прим. перев.) экономики. На протяжении Второй мировой войны как для немецких женщин, так и для женщин, проживавших в германских оккупационных зонах, было характерно вступать в «договорные» (поставлено в кавычки мной — прим. перев.) отношения, в которых секс обменивался на обеспечение безопасности и провизию.

Согласие в «среде принуждения»

Однако международное право, касающееся вопросов проявления зверств в военное время, отвергает амбивалентность этих видов взаимодействия. Международный уголовный суд, рассматривая такие военные преступления как изнасилования и насильственные действия сексуального характера, считает, что фактическое согласие женщины на сексуальную деятельность не имеет значения, если такое согласие получено мужчиной-солдатом, пользующимся «атмосферой принуждения».

Контекст

Послевоенные изнасилования: американцы не лучше русских?

Я — солдат вермахта, восставший из братской могилы

Нацисты убивали гомосексуалов, но не трогали лесбиянок

Социальная память о сексуальном насилии всегда связана с политикой. Недавнее пробуждение воспоминаний немецкого общества об изнасилованиях 1945 года подобно структуре появившегося позже движения #MeToo, и подчеркивает женскую жертвенность через сексуальную природу. В обоих случаях женщины вынуждены рассматривать сомнительные сексуальные контакты в первую очередь через призму виктимизации и травмы.

Всем известный секрет

Нам говорят, что изнасилования немецких женщин замалчивались почти 70 лет. Информация о них и обсуждение этих событий были своего рода всем известным секретом, особенно в бывшей Восточной Германии, где руководство зависело от изображения Советов как освободителей от гитлеровского фашизма.

Вопрос о том, как мы должны рассматривать сексуальное насилие солдат союзников, совершенное против немецких женщин, необходимо рассматривать в более широком контексте политической борьбы за культурную память о военном времени. Феминистская мобилизация вокруг изнасилований, в которой частично участвовал активист и кинорежиссер Хельке Сандер (Helke Sander), началась в 1990-х годах и была четко структурирована вокруг идеи нарушения молчания в целях борьбы с мужским доминированием в обществе, основанном на сексуальном подчинении женщин.

Но «вспоминание» этих изнасилований сопровождалось набором военных воспоминаний другого рода.

Откровения о зверствах вермахта, а также осознание того, что многие обычные солдаты знали о нацистском плане по уничтожению еврейского населения Европы, опровергли миф о том, что обычные немецкие военные были изолированы от совершения худших нацистских преступлений.

Поскольку Германии пришлось считаться с мрачной реальностью криминальной сопричастности обычных солдат и гражданских лиц к ужасам Второй мировой войны, можно было наблюдать отторжение обществом неонацистских и более умеренных правых групп.

Предмет общественного интереса

Это породило общественную дискуссию о немецкой виктимности военного времени. Дискуссия об изнасилованиях в 1945 году больше не ограничивалась сферой феминистской активности, став предметом общественного интереса.

Но любое движение, которое фокусируется на немецких страданиях во время Второй мировой войны, — это, как минимум, опасное предприятие. Феминистские проекты, направленные на расследование историй сексуальных домогательств, нападений и других форм неправомерного поведения, могут легко привлечь правые политические группы с регрессивными политическими задачами.

Ключом к дебатам о жертвах изнасилований в Германии стала серия проектов, центром которых является память о принудительном массовом перемещении населения, осуществленном союзниками в конце войны.

Миллионы немцев (большинство из них — женщины и дети), которые жили в Восточной Пруссии, Судетской области и районах на территории современных Польши и России, бежали от Красной армии в последние месяцы войны (все эти области имели большое этнически немецкое население — германский Рейх в начале войны был намного больше, чем сегодняшняя Германия). Те, кто остались, после войны были изгнаны на территорию нынешней Германии. А уже покинувшим эти земли, было запрещено возвращаться в свои дома на Востоке.


Бегство и изгнание

Сегодня немцы часто вспоминают об этих событиях, не отделяя одно от другого, называя их «Бегство и изгнание» (Flucht und Vertreibung). По мнению многих, в том числе некоторых выживших женщин, которых я интервьюировала для исследовательского проекта, это спонсируемое союзниками мероприятие является одним из великих непризнанных преступлений войны.

Многие из изнасилований в 1945 году были совершены, когда женщины и девочки бежали на запад. Во время Берлинской биеннале в 2012 году даже состоялась художественная выставка, экспонатами которой послужили артефакты «Бегства», в том числе дневник жертвы сексуального насилия.

Юридические и культурные претензии на права «Изгнанников» (Vertriebene) исторически сделали из них крайне правых избирателей. В 2006 году группа немецких «беженцев», называвшая себя «Прусским трастом», подала иск в Европейский суд по правам человека, требуя от Польши компенсации за имущество, утраченное в результате высылки.

После множества политических споров, нацеленный на партию «Альтернатива для Германии» политический деятель Эрика Штайнбах сумела создать в Берлине финансируемый правительством страны фонд «Искупление, высылка, примирение», которому поручено исследовать, документировать и увековечить память об изгнании.

В немецкой политике «Бегство» часто играет роль собачьего свистка для правого национализма. Немецкие правые использовали изнасилования 1945 года, чтобы ради получения поддержки избирателей построить нарратив о сексуальной виктимности. Если смотреть на все сексуальные контакты в военное время как на изнасилования, независимо от их обстоятельств, вполне можно допустить, что эту тему возьмут на вооружение опасные силы.

Бесчисленные немецкие женщины и девочки сильно пострадали в последние месяцы Второй мировой войны. Несмотря на то, что их страдания часто были вызваны сексуальным насилием, нередко причиной также были голод, болезни и разрушение основ всего: другими словами, тяжелое положение в стране, находящейся на грани поражения в войне.

Хэйди Маттьюс — доцент Юридического колледжа в Осгуд-Холле (Йоркский университет, Канада).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Что происходило с советскими женщинами в фашистской оккупации

Около 12% населения оккупированных территорий в той или иной мере сотрудничали с немецко-фашистскими захватчиками.

Педантичные немцы нашли работу для всех желающих. Мужчины могли служить в полицейских отрядах, а женщины шли посудомойками и уборщицами в солдатские и офицерские столовые. Впрочем, честным трудом зарабатывали далеко не все.

Горизонтальное предательство

К «половому» вопросу на оккупированных территориях немцы подошли со свойственной им пунктуальностью и расчетом. В крупных городах были созданы публичные дома, сами фашисты называли их «бордель-хаусами». В таких заведениях трудилось от 20 до 30 женщин, а за порядком следили солдаты тыловой службы и военная полиция. Никаких налогов или податей немецким «смотрящим» сотрудницы домов терпимости не платили, все заработанное девушки уносили домой.

В городах и деревнях при солдатских столовых организовывались комнаты для свиданий, в которых, как правило, «работали» женщины, трудившиеся тут же посудомойками и уборщицами.

Но, по наблюдениям тыловых служб вермахта, созданные публичные дома и комнаты для свиданий не справлялись с объемом работ. Напряжение в солдатской среде росло, вспыхивали ссоры, которые заканчивались смертью или ранением одного солдата и дисбатом для другого. Проблема была решена возрождением на оккупированных территориях свободной проституции.

Чтобы стать жрицей любви, женщина должна была зарегистрироваться в комендатуре, пройти медицинское освидетельствование и сообщить адрес квартиры, где она будет принимать немецких солдат. Медицинские обследования были регулярными, а заражение оккупантов венерической болезнью каралось смертной казнью. В свою очередь, немецкие солдаты имели четкое предписание: при сексуальных контактах в обязательном порядке использовать презервативы. Заражение вензаболеванием было весьма серьезным преступлением, за которое солдата или офицера разжаловали и отправляли в дисбат, что почти приравнивалось к смертному приговору.

Денег за интимные услуги славянские женщины на оккупированных территориях не брали, предпочитая натуральную оплату – консервы, буханку хлеба или шоколад. Дело было не в моральном аспекте и полном отсутствии меркантильности у сотрудниц домов терпимости, а в том, что деньги в период военных действий особой ценности не имели и кусок мыла обладал гораздо большей покупательской способностью, чем советский рубль или оккупационные рейхсмарки.

Наказали презреньем

Женщины, которые работали в немецких домах терпимости или сожительствовали с немецкими солдатами и офицерами, открыто порицались соотечественниками. После освобождения территорий сотрудницы военных борделей часто бывали биты, их стригли наголо и при любом удобном случае поливали презрением.

Кстати, местные жители освобожденных территорий очень часто писали доносы на таких женщин. Но позиция властей оказалась иной, ни одного дела за сожительство с врагом в СССР заведено не было.

«Немчиками» в Советском Союзе называли детей, которые рожали женщины от немецких захватчиков. Очень часто младенцы появлялись на свет в результате сексуального насилия, поэтому судьба их была незавидна. И дело вовсе не в строгости советских законов, а в нежелании женщин растить детей врагов и насильников. Но кто-то мирился с ситуацией и оставлял детей оккупантов в живых. Даже сейчас на территориях, захваченных немцами в период Второй мировой войны, можно встретить пожилых людей с типично немецкими чертами лица, которые родились во время войны в глухих деревнях Советского Союза.

Никаких репрессий в отношении «немчиков» или их матерей не было, что является исключением. Например, в Норвегии женщины, уличенные в сожительстве с фашистами, подвергались наказаниям и преследовались по закону. Но больше всего отличились французы. После падения фашистской империи за сожительство с немецкими солдатами и офицерами было репрессировано около 20 тысяч француженок.

Гонорар в 30 серебренников

С первого дня оккупации немцы вели активную пропаганду, выискивали людей, которые были недовольны советской властью, и склоняли их к сотрудничеству. На захваченных советских территориях издавались даже свои газеты. Естественно, журналистами в таких изданиях работали советские граждане, которые стали добровольно работать на немцев.

Вера Пирожкова и Олимпиада Полякова (Лидия Осипова) стали сотрудничать с немцами чуть ли не с первого дня оккупации. Они были сотрудниками профашистской газеты «За Родину». Обе были недовольны советской властью, а их семьи в той или иной мере пострадали во время массовых репрессий.

На врагов журналистки работали добровольно и всецело оправдывали любые действия своих хозяев. Даже бомбы, которые фашисты сбрасывали на советские города, они называли «освободительными».

Обе сотрудницы при приближении Красной армии эмигрировали в Германию. Никакого преследования со стороны военных или правоохранительных структур не было. Более того, Вера Пирожкова в 90-е годы вернулась в Россию.

Тонька-пулеметчица

Антонина Макарова является самой известной женщиной-предательницей Второй мировой войны. В возрасте 19 лет комсомолка Макарова оказалась в «Вяземском котле». Из окружения вместе с молодой санитаркой выходил солдат Николай Федчук. Но совместное скитание санитарки и бойца оказалось недолгим, Федчук бросил девушку, когда они добрались до его родной деревни, где у него была семья.

Дальше Антонине пришлось двигаться в одиночку. Поход комсомолки завершился на Брянщине, где ее задержал полицейский патруль печально известной «Локотской республики» (территориальное образование русских коллаборационистов). Пленница приглянулась полицаям, и они взяли ее к себе в отряд, где девушка фактически выполняла обязанности проститутки.

Но долго в роли «полковой жены» Антонина не продержалась. В один из дней ее, находящуюся в состоянии сильного алкогольного опьянения, вывели во двор и подвели к пулемету, перед которым стояли люди, и приказали расстрелять их. Девушка не задумываясь исполнила приказ, на следующий день она была зачислена в отряд полицаев на должность палача с окладом в 30 марок. За работу в немецких публичных домах получали оклад в 500 советских рублей, которые имели хождение на оккупированных советских территориях. За одну немецкую марку по оккупационному курсу давали 10 рублей. То есть оклад проститутки в пересчете на марки был на 20 марок больше, чем «зарплата» Антонины Макаровой.

Но по поводу низкой оплаты труда девушка не сильно расстраивалась. Она очень быстро «вошла в курс дела» и стала регулярно казнить советских граждан по указу немцев и полицаев. Очень быстро по округе пошла молва о Тоньке-пулеметчице, палаче в юбке, которая не знает жалости. Местные партизаны объявили на нее охоту, но исполнить задуманное подпольщикам не удалось. Жертвами Антонины Макаровой стало 1500 человек.

В 1943 году Красная армия перешла в наступление, и Макаровой пришлось задуматься о своем спасении. Палача спасла ее «любвеобильность». Девушка заразилась сифилисом и была отправлена на лечение в тыловой госпиталь. Впрочем, советские войска очень скоро добрались и туда. Тоньке-пулеметчице пришлось бежать из госпиталя и прятаться в лесах. Каким-то образом ей удалось добыть документы. Она прошла проверку СМЕРШа и была принята на работу в качестве санитарки в военный госпиталь, где и проработала до конца войны. Там же она нашла себе мужа, предложение преступнице сделал красноармеец-герой, который лечился в госпитале после ранения. Макарова приняла вышла замуж и стала Антониной Гинзбург – уважаемым человеком, ветераном войны.

Следователям долгие годы не удавалось выйти на след Тоньки-пулеметчицы. Удача сыщикам улыбнулась только через 30 лет после победы. Вина Макаровой-Гинзбург была доказана, и преступница была приговорена к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор для нее оказался полной неожиданностью: Макарова-Гинзбург полагала, что за давностью лет наказание будет условным.

Таким образом, она стала единственной женщиной-карателем в СССР, она же остается единственной женщиной, приговоренной к высшей мере наказания после войны, а ее дело было последним в отношении военных преступников, которое расследовалось на территории Советского Союза. Приговор был приведен в исполнение 11 августа 1979 года.

www.eg.ru

«Я спала с немецкими свиньями». Норвегия извинилась перед репрессированными женщинами

18 октября 2018 года правительство Норвегии принесло извинения женщинам, которых репрессировали после Второй мировой войны за романы с солдатами и офицерами Вермахта. Эти норвежки были вычеркнуты из истории — вместе со своими горестями, любовью, разлукой и желанием выжить во что бы то ни стало

Поделиться:

«Там у нас был уполномоченный с биржи, пожилой, такой смешной, он даже не немец, а с какой-то Ларингии, что ли, я с ним пошла, погуляла, потом он мне даже сам доставал спирт и сигареты.

Вырикова капризно выпятила губы.

— Очень я ими нуждаюсь. Я тебе так скажу — лучше иметь дело с военными: во-первых, он временно, значит, рано или поздно уйдет, ты перед ним ничем не обязана. И не такие скупые: он знает, что его могут завтра убить, и не так жалеет, чтобы ему погулять. »

Диалог предательниц Выриковой и Лядской в сакральном тексте советской литературы, «Молодой гвардии» Фадеева, призван показать всю глубину их морального падения. Леночка Позднышева, первая любовь главного героя книги, комсомольца Олега Кошевого, «принимает гостей» уже рангом повыше — не уполномоченных с биржи, а офицеров, которым она, по словам Олега, «продается за прованское масло».

Фото предоставлено автором

На фотографии последнего года войны голландские девушки, арестованные за связи с оккупантами, непринужденно курят и улыбаются. Вряд ли они догадываются о том, что совсем скоро их подвергнут публичной экзекуции — поставят на колени в навозе, обреют волосы и выкрасят головы в оранжевый цвет. Moffenmaiden «девушки для фрицев», во Франции их называли «подстилками для бошей», на оккупированных территориях Советского Союза — «шоколадницами» и «немецкими овчарками».

В Норвегии, где нацистские оккупационные власти приветствовали связи солдат с местными девушками, во время войны и сразу же после ее окончания от подобных связей родилось 10-12 тысяч детей. Примерно две трети из них были зарегистрированы в документах организации Lebensborn («Источник жизни»), созданной в 1935 году по инициативе рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Эта организация занималась, в частности, распределением в приюты детей, родившихся на оккупированных территориях от сожительства «расово полноценных» одиноких матерей с немецкими солдатами или офицерами. Помимо Германии, Lebensborn управляла родильными приютами в Норвегии, Дании, Голландии, Бельгии и Франции.

Во Франции, по разным подсчетам, родилось до 200 тысяч «детей оккупации». С 2009 года в Германии действует закон, по которому дети немецких солдат и офицеров, рожденные от французских матерей, имеют право на немецкое гражданство. Французско-немецкая ассоциация Cœurs sans Frontières («Сердца без границ») объединяет подобных детей с их ровесниками, рожденными от французских солдат матерями-немками; ассоциация помогает в поисках родственников и устраивает ежегодные встречи.

Разумеется, во время освобождения Европы отношение к подобным детям было совсем иным. Героиня рассказа Сомерсета Моэма «Непокоренная», француженка, убивает своего ребенка, рожденного от немецкого солдата. «Непокоренная» была написана Моэмом в 1944 году, в разгаре проводившейся во Франции кампании, позднее получившей название épuration sauvage («незаконная зачистка»).

В ходе этой кампании, призванной выявлять и казнить коллаборационистов, около 26 тысяч девушек, родивших детей от немцев или просто подозревавшихся в связях с оккупантами, были подвергнуты публичным унижениям, включавшим бритье головы. Личный секретарь Уинстона Черчилля писал: «Мимо нас, под аккомпанемент ругани и угроз, медленно ехал открытый грузовик. В кузове было около дюжины женщин, все — с обритыми наголо головами, низко опущенными от стыда».

Надо заметить, что в самой Германии в это время находилось более пяти миллионов иностранных рабочих, угнанных с оккупированных территорий. Случалось, что немецкие женщины и девушки вели себя с ними, скажем так, не совсем в соответствии с декларируемыми моральными принципами нацистского государства; об этом, в частности, упоминается в отчете чиновника Департамента расовой политики: «Многие немецкие женщины не стыдятся заводить дружбу и даже вступать в интимные отношения с этими мужчинами чуждых нам народов. Они (женщины) позволяют себе открыто выпивать с мужчинами, которые даже не говорят по-немецки, в публичных местах, а потом исчезают с ними в парках или полях».

Эти женщины рисковали своей свободой: по законам Третьего рейха сексуальные отношения с людьми неарийского происхождения наказывались тюрьмой. Однако эти законы практически никогда не применялись в отношении солдат и офицеров вермахта — ни на Западном, ни на Восточном фронте.

Славяне, с точки зрения нацисткой расовой теории, считались «неполноценными», однако, несмотря на это, армия смотрела сквозь пальцы на связи между немецкими военными и женщинами с оккупированных территорий. Когда же это стало превращаться в проблему (ведь зачастую подобные отношения оказывались не только длительными, но и приводили к рождению детей), армейское руководство решило положить этому конец, и в 1942 году был выпущен циркуляр, в котором среди прочего говорилось, что «русские женщины недостойны внимания немецкого солдата».

В послевоенном Советском Союзе этот аспект войны был табуирован. Интересно, что, несмотря на отдельные случаи уголовного преследования, в Советском Союзе женщины, уличенные в сексуальных связях с нацистами, не подвергались социальному остракизму. Кто-то мог уехать в другой город из-за угрозы ареста, кто-то подделывал в документах дату рождения ребенка, однако ни о каком бритье головы или стоянии на площади с табличкой «Я спала с немецкими свиньями» (как это делалось во Франции или Голландии) речи не шло.

Интересно, что в той же Норвегии участь подобных женщин была более печальной: после освобождения этой страны пять тысяч женщин, родивших детей от немцев, были осуждены на полтора года принудительного труда, а их детей распределили по сиротским приютам.

В современной России история этих женщин и их детей до сих пор остается неисследованной. Но все же в последние годы были удачные попытки донести до широкой аудитории эту проблему: фильмы «Франц + Полина» Михаила Сегала, снятый в 2006 году и получивший несколько европейских и российских кинопремий, и «Одна война» Веры Глаголевой, вышедший в прошлом году, хотя бы отчасти восполняют этот пробел.

snob.ru

Популярная в западных СМИ история о двух миллионах изнасилованных советскими солдатами немок имеет такое же отношение к реальности, как немецкие воздушные десанты на Восточном фронте. Как формируются такие полностью оторванные от реальной жизни мифы и почему мы больше не можем с ними бороться?

Наконец, последней проблемой исследования Йор является общая оценка количества детей, которые родились после красноармейских изнасилований сороковых годов. Она оценивает его в 292 тысячи человек, причём не давая ссылки ни на какую статистику. Однако в её же книге указывается, что по статистике новорождённых в Берлине за сентябрь1945-го — август 1946 года было всего 23 тысячи, и лишь 5 процентов из них — от русских. Если в Берлине от них родилось всего 1100– 1200 человек, то как во всей Восточной Германии их могло быть 292 000? Неужели в Восточной Германии жило в 260 раз больше немцев, чем в трёхмиллионном Берлине?

Вторая мировая война закончилась, когда нацистская Германия подписала безоговорочную капитуляцию. Но среди пострадавших оказались не только немецкие солдаты. Немецкие женщины и девочки также стали жертвами, массово подвергаясь сексуальному насилию. И наиболее многочисленными и жестокими считаются изнасилования со стороны советских солдат.

Вопрос о том, как мы должны рассматривать сексуальное насилие солдат союзников, совершенное против немецких женщин, необходимо рассматривать в более широком контексте политической борьбы за культурную память о военном времени. Феминистская мобилизация вокруг изнасилований, в которой частично участвовал активист и кинорежиссер Хельке Сандер (Helke Sander), началась в 1990-х годах и была четко структурирована вокруг идеи нарушения молчания в целях борьбы с мужским доминированием в обществе, основанном на сексуальном подчинении женщин.

Вторая мировая война закончилась 75 лет назад. Она принесла неописуемые страдания миллионам людей. Среди них и гражданское население по обе стороны. Отдельная группа пострадавших — это немецкие женщины, ставшие жертвами изнасилований в самом конце войны. О них и их детях рассказывает книга…

Беженцы в Берлине. Фото: dw.com

CATEGORIES