Потребность в любви

Невротическая потребность в любви

Прошло много лет после произнесения лекции К. Хорни в Германии, но несмотря на это, интерес к обозначенной теме остается, могу еще добавить, что интерес к теме любви никогда не исчезнет, пока существует человечество.

К. Хорни начинает свою лекцию с термина «невроз» и понимает его как невроз характера, который начинается в раннем детстве и захватывает всю личность, а говоря о невротической потребности в любви имеет в виду явление, осознаваемое и проявляющееся в преувеличенной потребности невротика в эмоциональной привязанности, позитивной оценке окружающих, их советах и поддержке, также как и в преувеличенной чувствительности к фрустрации этих потребностей. Задаваясь вопросом «в чем разница между нормальной и невротической потребностью в любви» К. Хорни отвечает так: «Я называю нормальным то, что обычно для данной культуры.

Автор в большей степени дает анализ невротической любви женщинами и подчеркивает переоценку ими любви, говоря о тех невротических женщинах, которые чувствуют себя в опасности, несчастными и подавленными, когда нет рядом тех, кто любил бы их и заботился о них, имея в виду тех женщин, у которых желание выйти замуж принимает форму навязчивости и в тоже время они сами неспособны любить, а их отношение к мужчинам скверное.

Характеристику невротической потребности в любви автор определяет как «ненасытность, выражающаяся в ужасной ревнивости: «Ты обязан(а) любить только меня!». А под ревнивостью автор понимает «…ненасытность и требование быть единственным предметом любви». «Ты обязан(а) любить меня независимо от того, как я себя веду». Их типичные (невротические) представления: «Он(а) любит меня только потому, что получает от меня половое удовлетворение». Партнер обязан постоянно доказывать свою «настоящую» любовь, жертвуя своими нравственными идеалами, репутацией, деньгами, временем и т.п.

И далее — о другом признаке невротической любви — чрезвычайной чувствительности к отвержению, которое проявляется явлением ненависти. В качестве примера автор приводит яркий случай с котом, который был у пациента и который позволил себе не реагировать на ласку хозяина — он его просто разбил об стенку. Одни пациенты защищают себя от реального переживания тем, что решают заранее, что их нельзя полюбить, другие защищаются сверхкомпенсацией. Автор считает, что нашла причину невротической потребности в любви и видит ее в неспособности невротической личности любить и далее говорит о трудности дачи определения любви «…как способности и желания спонтанно отдаваться другим людям, делу или идее. «.

Невротик к такой отдаче неспособен из — за тревоги, скрытой и явной вражды к окружающим. Он даже не подозревает, что не умеет любить и «…живет иллюзией, что он величайший из влюбленных и способен на величайшую самоотдачу». Невротик держится за самообман, потому что он выполняет очень важную функцию оправдания претензий на любовь и, в связи с самообманом, требует все больше любви от других, «а это было бы невозможно, если бы он осознавал, что на самом деле ему на них наплевать.» Третья причина (первая — ненасытность желания быть любимым, вторая — неспособность любить самому) — непомерный страх отвержения, который доводит их до того, что они не могут подойти к другим людям даже с простым вопросом, боясь, что их оттолкнут, что порождает в них враждебность, а страх — все больше отделяет от людей.

Участие и дружелюбие на короткое время облегчает их состояние. Невротики убеждены, что их никто не сможет полюбить и это проявляется в любой ситуации, а не только в любви. К. Хорни повествует слушателям о том, что путать любовь с сексом не нужно и говорит о страхе перед любовью, по сути — страхе перед жизнью, и, как часть проблемы — страх перед зависимостью, т.к. невротики действительно зависят от любви других людей и очень в ней нуждаются. И приводит пример, как одна молодая девушка до начала анализа (психоанализа) несколько раз завязывала любовные отношения более или менее сексуального характера, и все они кончались ужасным разочарованием.

Всякий раз она была глубоко несчастна, погружена в ощущение собственного ничтожества, чувствовала, что может жить только для этого человека и вся ее жизнь потеряна без него. На самом же деле она совершенно не была привязана к своим мужчинам и не испытывала к ним никаких особых чувств. После ряда таких переживаний ее позиция изменилась на противоположную, на отказ от любой возможности зависимости. Чтобы избежать этой опасности, она полностью отключила свои чувства. Все, чего она хотела — получить власть над мужчинами. Мотив был такой: «Никогда не уступать, никогда ничего не делать для другого, потому что это означает зависимость и потому опасно».

Автор описывает основные средства, которыми невротик пытается достичь удовлетворения своей потребности в любви — привлечь внимание к своей любви(1), вызвать жалость к себе(2) и угрожать(3). Первое означает, что если я тебя люблю, то и ты должен любить меня, второе — неверие в любовь и убежденность во враждебности окружающих людей и что подчеркиванием своей слабости можно чего — либо добиться и, третье — угроза, т.е. могут быть открытые угрозы причинить вред другому или себе (в т.ч. угроза самоубийства). У людей с невротической потребностью в любви могут быть сильные нарциссические черты, они эгоцентрики и не имеют хороших отношений с самим собой. Еще одно объяснение — страх утраты любви, который Фрейд полагал присущим женской психике.

Явление невротической потребности в любви автор видит как один из путей защиты себя от тревоги. Наблюдения, которые обобщает автор, показывают, что увеличение потребности в любви наступает, когда на пациента давит какая — то особая тревога и исчезает, когда он осознает эту связь. В отношении психоаналитика у невротика пробуждается тревога и он «вцепляется» в аналитика, а на самом деле ищет защиту и успокоение от тревоги. Девиз его поведения: «Если ты меня любишь, ты меня не обидишь».

У него имеется потребность в успокоении. Невротическая потребность в любви иногда проявляется в форме сексуальных заигрываний с аналитиком, через сновидения, поведение и охотнее отливается в форму сексуальности, чем тяжелее складываются эмоциональные отношения с другими людьми. Сексуальные отношения к аналитику быстро исчезают, когда их интерпретируют как потребность в контакте, основанную на тревоге, а это открывает путь к проработке тревог, которые и явились причиной прихода к аналитику. Резюмируя сказанное, К. Хорни говорит, что когда невротическая потребность в любви выражается через сексуальность, эти люди склонны вступать в одну связь за другой, как будто под принуждением.

По — другому они себя вести не могут, т.к. их отношения с другими людьми разлажены. Поэтому так тяжело они переносят половое воздержание. Здесь автор выражает мысль и о том, что гомосексуальные наклонности на самом деле являются выражением невротической потребности в любви. Здесь же она видит связь между тревогой, невротической потребностью в любви и своим пониманием Эдипова комплекса: у ребенка возникает тревога, потому что он чувствует, что выражение его враждебных побуждений к родителю угрожало бы его безопасности и всему существованию.



Базальная тревога (в смысле «тревоги живого существа») — это общечеловеческое явление, у невротика эта тревога преувеличена. Пути защиты себя от базальной тревоги в нашей цивилизации — это невротическая потребность в любви, подчинение, компульсивное стремление к власти, успеху и обладанию, эмоциональное дистанцирование от людей, достижение безопасности и независимости, накопительство (желание обеспечить свою независимость от других). Невротик же выбирает не один путь, а пытается смягчить свою тревогу различными путями, иногда взаимоисключающими, что приводит к новым конфликтам.



Как говорит автор, одним из самых типичных невротичных конфликтов является конфликт между судорожным желанием быть всегда первым и одновременно — стремление быть всеми любимым. Так заканчивается эта интересная работа замечательного психолога и последователя З. Фрейда — Карен Хорни.

www.medicinform.net

Подлинная способность любить или потребность в любви

Подлинная способность любить или потребность в любви — какой разный смысл, но как часто в жизни способность любить — это всего лишь маска, которая используется как способ для удовлетворении собственной потребности в любви.



В жизни каждой женщины, да и мужчин важна любовь и многие путают подлинную способность любить с потребностью в любви.
Каждый хочет чувствовать себя любимым и нужным.
Кто-то пытается спастись бегством от этой потребности в любви, отрицая близость и близкие отношения, выстраивая стену между собой и людьми, кто-то наоборот ставит свою жизнь и своё существование в зависимость от любви и от наличия того, кого можно любить.

Наверное, я бы не стала в вопросах любви разделять мужчин и женщин, конечно же существуют отличия женщин и мужчин, но если рассматривать общечеловеческую природу, то человеческие конфликты не разделяются на мужские и женские, они обще человечные.

Психика не однородна по своему содержанию, в ней существует сознательное и бессознательное.
Всё что мы думаем о себе и знаем – это составляет нашу сознательную часть, другая же часть – бессознательное — это скрытый айсберг в недрах наших глубин.
Женщина или мужчина, желающие создать семью в сознании, сами не замечают того, как делают всё, чтобы отношений не было.
Внутри многих существует внутренний конфликт противоречащих друг другу частей, некая расколотость Я.
Желание близости и любви вступает в конфликт с желанием обособленности и независимости.
Амбициозные желания конфликтуют со страхами и внутренней неуверенности добиться желаемого.
Внутренние конфликты затрагивают разные сферы в жизни и проявляются в мучительном выборе человека в моменты принятия решений.
Если в жизни мы долго не можем принять решения и взвешиваем все за и против, чувствуя один день склонность к одному решению, другой день к другому. Если это принятие начинает носить долгий и мучительный характер, то за этим стоит внутренний бессознательно вытесненный конфликт противоположенных желаний.
Человек не догадывается об этом конфликте, потому что как правило другая сторона конфликта вытеснена в бессознательное и человеком не осознается.

Девушка, страстно желающая выйти замуж за своего молодого человека выдвигает ему такие пожелания для свадьбы, что ему надо лет 10 работать прежде, чем они смогут пожениться.
Другая молодая женщина недоумевает, почему мужчины исчезают из её жизни, как только она начинает рассматривать их в качестве серьёзных претендентов для семьи.
Люди искренно недоумевают, почему они не могут получить то, что хотят.
Почему женщина посвятившая свою жизнь и себя своему мужу сталкивается с предательством с его стороны?
Почему делая все, чтобы сохранить отношения они становятся всё хуже и хуже?

Очень часто всё, что мы видим в открытом поведении является маской, которая скрывает совершенно противоположенные бессознательные желания и в связи с этим многие из нас не могут различить подлинную способность любить от потребности в любви, от потребности быть любимым.
В зависимости от восприятия людей и мира можно выделить несколько типов людей.

В этой статье хотелось бы поговорить о зависимом или подчиняющимся типе.

Это люди на поверхности кажутся очень добрыми, терпеливыми, готовые всегда прийти на помощь, отдать последнее и принять самое близкое участие в проблемах других.
Всё их поведение и все манеры направлены на то, чтобы расположить людей к себе, вызвать их восхищение и любовь.
Они будут делать всё возможное и невозможное для своего партнёра, часто отказываясь от себя и своих истинных желаний, единственное из осознаваемого желания — желание быть рядом с любимым и ради этого они в принципе готовы на любые жертвы.

Они будут угождать партнёру, будут удовлетворять его требования и желания, будут стараться жить его жизнью, не требуя ничего взамен, только любовь, ощущения своей нужности тому, кто рядом и ощущение, что его любят. Для удовлетворения этой единственной потребности и направленны в принципе все усилия зависимого человека.
Казалось бы как от такого человека, такой любви и такого отношения можно убежать, можно уйти?

Как ни странно – можно… за эдакой доброй внешностью, угодливым и подчинённым поведением скрывается обратная сторона медали – глубоко вытесненные совершенно противоположенные влечения – агрессия, желания подчинить другого, желание контролировать его, абсолютная холодность и расчетливость, непереносимость сантиментов и всех человеческих проявлений, считаемых слабостью.

Например, один мужчина мог быть необыкновенно добрым, нежным и ласковым со своей женой и ребёнком, в другое же время, когда он терял контроль он мог превращать все свои слова и действия в совершенную противоположность.
Он мог целовать жене ноги и говорить ей, что она необыкновенная женщина, в другой же ситуации она могла быть одной из ужасных женщин на свете, которой срочно требуется медикаментозное лечение.
Он был очень сдержан в еде днём и очень мало кушал, слушал классическую музыку и много говорил и рассуждал о Боге и библии, старался жить в согласии с христианскими заповедями.
Ночью же , когда все ложились спать для него открывалась другая сторона его жизни, он злоупотреблял алкоголем по ночам, очень много ел, оставляя везде грязь за собой, съедал все, что было вкусным для жены и ребёнка, на утро они могли проснуться и не обнаружить любимого десерта оставленного для кофе на завтрак.
Но это всё было ночью, днём же он опять становился любящим и заботливым отцом и мужем.
У этого мужчины не было способности любить, а все что он делал для семьи была лишь попытка удовлетворить свою потребность в любви.

Его жена и ребёнок, сталкиваясь с таким поведением получали двойной посыл, с одной стороны они видели, как он любит их, но с другой стороны другие действия говорили совершенно о противоположенных чувствах.
Таких историй очень много, когда с одной стороны человек ощущает свою нужность другому и его любовь, но с другой стороны, каким-то подводным течением идет совершенно другой посыл.
Такие двойные сообщения вносят большой хаос в отношения и лишают человека спокойствия и уверенности.

По этой причине партнёру бывает очень трудно поверить в искренность и глубину чувств другого.
С одной стороны зависимый тип сильно нуждается в людях, с другой стороны они не способны на искреннюю любовь.
По большому счету они просто на просто используют другого для удовлетворения собственных потребностей быть любимым. Их не интересует другой, его желания и чувства, его интересует только удовлетворение своих потребностей в любви, быть любимым и нужным.

Не смотря на внешнее терпение и доброту — это люди, старающиеся подчинить себе людей и установить над ними контроль.
Если что-то идёт не так, как они хотят, или чувствуют, что их потребности не удовлетворяются, то из белых и пушистых они могут стать настоящими мучителями.
Другой им нужен только для того, чтобы поддерживать своё ощущение собственной безопасности и значимости.
С исчезновением другого он не только теряет любовь, он теряет ощущение своей безопасности.
Мир и все в жизни теряет всякий смысл.
Подчинённый и зависимый тип очень тяжело переживают развод и расставание.

Наблюдая со стороны, можно недоумевать, как от такого замечательного и любящего мужчины уходит жена, или как от такой любящей и дающей только добро и нежность женщины мужчина заводит любовницу.
Если заглянуть на всю картину в целом, то зависимый тип, с одной стороны делает все, чтобы другой был рядом с ним и любил его, а с другой стороны все время посылает бессознательно вытесненные деструктивные и агрессивные импульсы, разрушая отношения и выталкивая партнёра из пространства или стремиться подчинить его своим желаниям.
Нужно уметь отличить искреннюю любовь от желания быть любимым, нужно понимать, что ещё ни один человек не уходил от любви.

Другой, кто в отношениях с зависимым человеком, все время чувствуют некую игру с ним и его чувствами, то он любим, необходим и нужен, то в нём не нуждаются и он кроме злости и раздражения у другого ничего не вызывает.
Сказать, что другой жертва в руках злостного манипулятора нельзя, потому что подобное притягивает подобное, тот другой тоже играет в эту игру по своим правилам, отличие лишь только в смене ролей.
Возможны конечно союзы, когда игры друг друга подходят как ключ к замку, но истинного наслаждения и счастья такие отношения не приносят.
Все внутренние конфликты переносятся на отношения и раздирающий внутренний конфликт обоих переносится в мучительные отношения радующие и мучащие друг друга одновременно.

Психика научилась справляться с внутренними конфликтами – вытесняя полярную сторону конфликта, и выбирая поведение, которое более полно обеспечивает удовлетворение существующих потребностей, другой способ – это создать такую дистанцию в отношениях, когда проявление конфликтов не возможно.
Разрешить по настоящему свои внутренние конфликты невозможно, нужно ясно осознать обе стороны противоречивых желаний и научиться быть в состоянии, которое соединяет два полярных желания.
В этом примирении и состоит суть разрешения конфликта и возможность быть в здоровых и приносящих счастье отношениях.
Решая свои внутренние конфликты, вы откроете в себе истинную способность к любви и перестанете быть зависимым от любви.

Подписывайтесь на меня и вы попадёте в трансформационное пространство, где начнут происходить ваши внутренние изменения.

www.irinagavrilovadempsey.ru

Потребность в любви — невроз?

«Невротик» — термин, можно сказать, трендовый. Мы довольно часто пользуемся этим словом, не имея четкого представления о том, что оно обозначает.

Главное отличие между нормальным человеком и невротиком состоит в том, что последний реагирует на определенные события в своей жизни особо остро, не так, как большинство из нас, а его реакции напрямую связаны с определенными невротическими потребностями. Потребности эти также обостренные, поэтому и невротичные, сконцентрированы они на достаточно понятных всем вещах — любви, признании, власти, престиже, самодостаточности, независимости.

Невротическое стремление к власти и обладанию

Люди с такой тягой не учитывают мнения других, часто неуважительно относятся к близким, пытаясь унизить и обесценить их достижения. Они стремятся подчинить себе всех. Преклоняясь перед авторитетом, они презирают слабость, потому что сами же бояться показаться беспомощными, глупыми, высказав неверное суждение. Поэтому, превосходствуя над другими, они маскируют свои «слабые места».

Наполеон Бонапарт возмещал физические недостатки (низкий рост) стремлением подчинить себе целый мир. Не обладая особой «мужской» силой, человек с не самой привлекательной внешностью был желанным для многих женщин.

Намекнуть мужчине о том, что он не прав, что есть альтернативные решения проблемы — значит получить в ответ протест. За протестом может последовать признание своей вины (скорее невербальное) — это хороший признак. Но если вина мужчины очевидна, и вместо того, чтобы ее признать, он сам обвиняет вас во всем на свете, (неадекватно протестует) — значит, перед вами не мужчина-завоеватель, а невротик, который играет только по своим правилам.

Невротическая потребность в любви и привязанности

В личной жизни такие люди не представляют себя без партнера, который служит для них опорой и защитой. Если они разводятся – жизнь теряет смысл, все представляется им в черных красках и начинается поиск нового спутника жизни. Их избранник должен соответствовать всем жизненным ожиданиям, нести ответственность за все хорошее и плохое. Одиночество и боязнь оказаться покинутым – это главные причины этого типа расстройства.

Яркий пример невротической потребности в партнере — это, так называемые, мужчины-альфонсы. Если избранница альфонса отказываются его обеспечивать, перекладывая ответственность на его «хрупкие» плечи, он начинает поиски новой жертвы, обеспечивая себе беззаботное существование за счет любимой. То есть, успешное манипулирование партнером становится главным заданием в жизни, поэтому таких мужчин относят к разряду невротиков.

Иногда женщины сами хотят, чтобы ими манипулировали. Им так легче, потому что ответственность за исход отношений лежит на мужчине. Ведь играя роль жертвы, женщина снимает с себя вину за то, что ее бросает, надевая маску непонимания и ожидая жалости и ласки.

Невротическая потребность оставаться неприметным

Например, человек, который имеет все возможности, чтобы устроиться на высокооплачиваемую работу в престижную фирму и сделать хорошую карьеру, ничем не выделяется, предпочитая работать продавцом. Он отказывается получать высокую зарплату в перспективе и достигать более высокого социального положения. Почему?

Невротик ограничивает свою жизнь тесными рамками и намерено подавляет потенциальные возможности, предпочитает жить сегодняшним днем и оставаться неприметным.

Если вы узнали себя со стороны, не стоит пугаться или считать себя потерянным человеком. Оглянитесь вокруг и проанализируйте: возможно, несправедливо заниженная самооценка не дает возможности двигаться вперед? Поверьте в себя и тогда окружающие обязательно поверят в вас!

Невротическая потребность в признании и одобрении

Люди, которые страдают этим неврозом, стремятся во всем угождать своим близким, друзьям, коллегам по работе. Они постоянно ищут в них одобрения своих действий. Со временем это становится привычкой. О самоутверждении даже не может быть и речи! Они боятся нажить себе врагов и поэтому остаются незаметными серыми мышками, которые на любую просьбу отвечают «да, конечно».

Невротическая потребность в престиже

Самооценка людей с таким неврозом зависит от публичного признания.
В жизни они стараются выделиться всем: новой прической, модным гардеробом, материальными благами. Даже если уровень достатка не позволяет приобрести желаемую покупку, они всеми возможными способами добьются своего, обременяя себя кредитами и долгами.

Многие люди хотят выделиться на фоне других. И это абсолютно здоровое стремление. До тех пор, пока человек может сказать себе «стоп!» Если же средства для достижения цели не оправдывают саму цель, а человек и далее пытается достичь невозможного, добровольно разоряя себя — значит, невротическая потребность в престиже поглотила здравый смысл.

Заметьте, что потребность в престиже среди известных публичных личностей не является невротическим расстройством. Это часть их профессии, которая обязывает следовать всем модным дорогостоящим тенденциям в мире.

Невротическая потребность в самодостаточности и независимости

Для таких людей нет преград на пути к достижению цели. Они строят свою карьеру любым способом, не учитывая интересов других, держа дистанцию в отношениях. Невротическое поведение заключается в том, что такие личности опасаются оказаться в чужой власти, поэтому они не нуждаются в дружеской поддержке и сопротивляются любому влиянию. Они тщательно скрывают свои недостатки, избегая критики и упреков.

Мужчины с невротической потребностью к независимости редко женятся. Максимум, на что они способны, — это гражданский брак. Но гражданские узы быстро разрушаются, если жена пытается ограничить мужа в самой дорогой ему «спутнице жизни» – свободе

Автор бестселлера «Одиночество в сети» Януш Вишневский не стремится создавать собственную семью. По словам писателя, его «жена» — это наука, а «любовница» — литература! У творческих личностей обостренная потребность в независимости. Ведь семья должна приносить счастье, а «счастливые люди книг не пишут», считает Вишневский.

Поэтому задумайтесь сами, стоит ли ограничивать мужчин в том, чем они наиболее дорожат, ведь рано или поздно они поймут, что свобода их обременяет и им захочется заботы, ласки и уюта.

Итог: невроз — болезнь или приговор?

Невроз — это не болезнь и даже не приговор, а проявление той или иной черты характера в обостренном виде. Большинство из нас имеют, так сказать, «пунктик» на чем-то. Иногда этот «пунктик» не влияет на нашу жизнь, в других случаях — просто не дает нам нормально проживать ее.

Потребность в любви
gorod.lv

Потребность в любви, как понять, что это любовь

Последнее обновление 22.12.2018

Потребность в любви. Как понять, что это любовь

СОДЕРЖАНИЕ СТАТЬИ отвечает на такие вопросы:

Любовь есть, как понять, что это такое

Само существование любви, её проявления среди людей, заставляют заподозрить, что у женщин и мужчин — у человека, как такового, есть потребность в любви.

Традиционно, влюбленность отделяют от любви.

Считается, что во влюбленности преобладает чувственная составляющая, переходящая в страсть или граничащая с ней.

А любовь – это более глубокое чувство, даже, с зачатками рассудочности.

Но в чем проявляются оба эти чувства? Как влюбленный или любящий позиционирует эти свои состояния?

Это чувства, реже и мысли, типа: Он (она) мне нужны. Не могу жить без него (неё).

То есть, ярко выраженная осознанная или не вполне осознанная ПОТРЕБНОСТЬ В ЛЮБВИ — в объекте своего любовного вожделения.

Чем вызывается потребность в любви

Формируют эту потребность в любви различные факторы:

1. Биологическая потребность в любви.

Потребность в партнере для секса и продолжения рода, генетическая и половая притягательность партнера.

2. Психическая потребность в любви.

Боязнь одиночества, осознанная или не вполне осознанная необходимость в наличии рядом «родного», близкого человека.

Необходимость получить и реализовать самому заботу и помощь.

3. Социально-поведенческая потребность в любви.

Вся человеческая культура и окружающий социум, культивируют влюбленность и любовь в различных проявлениях.

То есть, неотъемлемой частью социума и индивида является установка на любовь.

Установка на любовь в различных вариациях: хоть раз в жизни, навсегда, как образ жизни, как страсть, горе, счастье, и тому подобное.

4. Финансово-хозяйственные факторы потребности в любви.

Когда любовь воспринимается как способ бытового обустройства жизни, достижения определенного финансового и материального благополучия.

И не надо считать, что за этим скрыта ТОЛЬКО фальшивое, пошло-меркантильное проявление любви.

Ведь, даже когда говорят, что с милым в шалаше рай, то подразумевают, что что-то из вещей к любви приложить надо.

Очевидно, что любовь не живёт и не питается только чувствами — ей, кроме этого, необходимы (потребны) вполне земные вещи.

Нужно понять, что любовь — это потребность

По-моему, важно понять, что это, именно, потребность в любви.

Отчасти естественная потребность (в области биологии: гормоны, инстинкты сексуального удовлетворения и продолжения рода).

Это и социально-психическая потребность – установочная, на основе представлений общества и самого индивида в области любовных отношений.

Здесь и духовная потребность – мотивированная моральными ценностями (опять же, общества и индивида).

И всё, по-моему, нечего тут дальше огород городить относительно понимания любви в области её причин. А лучше его поливать, полоть и облагораживать.

Стоит лишь добавить, что реализовываться эта потребность в любви может в самых различных ипостасях.

Кои мы, обычно, и привыкли называть любовью. Как-то: уважение, дружба, взаимоответственность, сексуальные отношения, семейные отношения, и прочее.

Как и добавить, что объектом любви может быть не обязательно особь противоположного пола.

И это накладывает специфику на любовь: родительская, розовая, голубая, к животным, в вещам, к еде, вообще к жизни, и прочее.

Это лишь разные окраски любви, где частично она заменяется на суррогаты, а частично трансформируется.

Следует добавить, так же, что по той или иной причине, эта потребность в любви у человека может частично или полностью отсутствовать.

Что бывает крайне редко. И под этим, как правило, скрыта гипертрофированная любовь к себе. То есть, нарциссизм — гиперэгоизм.

Очень интересно ваше мнение: существует ли потребность в любви?

love-family-life.info

Потребность в любви

Комментарии 0

Мне нравится 4

«Ну приди же любимый, приди, одинокой мне быть запрети!»
Р. Рождественский

«Поэт в России больше чем поэт» наверное, потому, что может вызвать эмоцию точным попаданием в настроение и боль многих. Много боли, жесткости в воспитании и отношениях и ожесточенности, рожденной борьбой за «место под солнцем», традициями, много нелюбви.

Вряд ли есть люди, которые не хотят, чтобы их любили. Это потребность, которая заложена природой нашей «стадности». В реакции другого мы можем увидеть свои достоинства и слабости, свою ценность для него, понять свое место в обществе.
Мы все хотим. Только для одних это естественное желание, для других — мотив, который подчиняет себе все. Так хочется, получить недополученную когда-то любовь, успокоить тревогу, которая заставляет искать во всех встречных возможного избавителя. Буд-то бы, можно вернуть прошлое и переписать черновик собственного детства.

Одни требуют, даже агрессивны: я обратила на него внимание, а он посмел в меня не влюбиться. Другие играют роль жертвы, полагая, что так больше шансов заслужить, добиться любви: если я буду хорошая, меня полюбят. Неудовлетворенная потребность, как жажда в пустыне. Напиться не удается, очень жарко, а желающих таскать ведро с водой во время путешествия мало, как колодцев в пустыне, и то, только потому, что у них есть своя специфическая потребность, как у паломников, которые хлестали себя плетью до крови в пути. разные случаи бывают.
Почему-то потребность в любви и заботе часто путают с любовью. А это совсем разные вещи. Например, потребность в безопасности при покупке автомобиля вовсе не предполагает обязательную любовь к охраннику автосалона. Хотя, такое случается, а фильм «Телохранитель» и вовсе не оставляет шансов остаться равнодушной. В общем, варианты возможны, но путать не стоит.

Маленькие дети любят строить всевозможные укрытия из подручных средств: шалаши, домики из простыней и одеял. В них они чувствуют себя уютно и в безопасности. Также поступают домашние животные. У моего знакомого кошка с головой забирается под одеяло и лежит там неподвижно, удивительно, как она там дышит. Защищенность позволяет расслабиться, на время освободиться от напряжения и страхов. Ребенку ощущение безопасности, пока он растет, дают родители. Но не всем и не всегда в достаточной мере. А опасность, пусть и неявная, рождает тревогу, которая становится постоянной. Человек может не замечать этого. В теле она проявляется мышечным панцирем: напряжением некоторых мышц, которые даже массажист, порой, не может размять. У такого человека страхов больше чем у других. Страх одиночества, самый сильный из них. Никто не защитит, от этой мысли еще больше напряжения и страхов, от которых не спрячешься в детском домике. А любимый защитит, даст мне то, чего всегда не хватало: любовь и заботу. Надо только найти того, кто меня полюбит. И я его буду любить. Разве можно не любить того, кто любит тебя, заботится и защищает?!
Логическая цепочка замкнулась, и теперь любовь прочно ассоциируется с неудовлетворенной в процессе развития потребностью в принятии, любви и заботе.

Любовь не может быть без заботы и защиты, воскликнет возмущенный читатель, и будет прав. Не может. Мужчина должен быть опорой и защитой. Эта его природная и биологическая функция. Он должен обеспечивать своих детей и оберегать свою семью. И он будет это делать, если есть любовь. То есть, сначала любовь, а потом обеспечивать и оберегать, а не наоборот. Получается замкнутый круг. Любви нет, пока неудовлетворенна детская потребность в безопасности. Без любви защищать и давать тепло никто не хочет.
Про поиски написана куча инструкций, в попсовых песнях воспеваются эмоции, с ними связанные, прямо крик души: все отдам, если ты будешь любить меня! Только не бросай, а то умру!

Проблема в том, что удовлетворить потребность в любви и принятии партнер все равно не сможет, если это не комплементарный брак, такой, когда он для этого и заключается. Партнер жаждет исполнить родительскую
функцию, а партнерша берет на себя роль ребенка. В привычных отношениях люди заключают союз, чтобы родить и воспитать детей, чтобы нормально реализовать сексуальные потребности, чтобы помогать друг
другу эмоционально, физически и интеллектуально. А когда на первом месте неудовлетворенные детские потребности, то слышать и понимать партнера не получается. В горящих глазах надежда: это тот, кому я нужна (нужен), он даст мне то, о чем я мечтала всю жизнь — любовь. Обычно, оба партнера на это надеются. Они и встречаются по принципу «рыбак рыбака. » Ну, а дальше сами знаете, что получается: разочарования, бурные выяснения, расхождения — схождения, все то, что сопутствует зависим отношениям. Зависимым, потому, что истинная их цель в попытке удовлетворить неудовлетворенное, в ожидании поглаживаний.

Что же делать, ведь так хочется тепла?!

Пока не сможешь давать осознанное настоящее тепло себе, нельзя рассчитывать на другого. Взрастить в себе эту способность можно. В каждом из нас есть ребенок, только у каждого в разном состоянии. Он может быть запуганным и тревожным, тогда с ним трудно справится, он все время дергает, требует успокоения, не дает нормально жить вам, взрослому. Это как раз про неудовлетворенную потребность в любви и принятии. Еще он может быть веселым, спонтанным, игривым и радостным. Тогда это непосредственность и эмоции, которые возникают, время от времени, раскрашивая действительность в разные яркие цвета. Чтобы достичь такого приятного состояния внутреннего ребенка, его надо воспитывать, как воспитывают всех детей. Только надо поторопиться, чтобы успеть вырастить своих будущих детей в комфортной среде, жизнь не ждет. Это не очень сложно. Ведь никто лучше вас не знает его потребности, слабости и желания. Родители не дали, придется самому прислушаться, проявить терпение, понимание и уважение. К самому себе. Да, это так странно и непривычно заботится о себе, если вы еще ребенок. А взрослому привычно, он знает, как это делать, он надеется на себя и разумное взаимодействие с другими, а не на безвозмездную чудесную помощь от приятного парня или девушки. Придется взрослеть, если хочется замуж и детей, ну или жениться, кому что. Тем более что ресурсов теперь, во взрослом состоянии, достаточно. И мороженное можно позволить себе, и защиту, если страшно.

Вот когда ваш внутренний ребенок успокоится, повзрослеет, перестанет капризничать и паниковать, потребность во внимании более или менее будет удовлетворена, придет любовь.

Не буду распространяться о том, что же это такое. Я писал об этом подробно в статье «Психология настоящей любви», можно посмотреть. Любовь случается, когда нет неудовлетворенных до дрожи, естественных для человека потребностей. В самом деле, сначала в туалет, если сильно хочется, а потом можно и интерес к человеку проявить. Потребность в принятии, любви и заботе такая же базовая. Без ее удовлетворения не получается строить гармоничные отношения не только с партнером, но и на работе.

На любовь способен тот, кто самостоятелен и автономен, кто может жить без другого. Без любви плохо. Она, может быть, важнее всего в жизни, но когда без нее жизни нет, то надо искать неудовлетворенную потребность, без которой как в пустыне в полдень без воды.

Тут надо ставить точку. Логика к этому подталкивает. Но мне хочется добавить кое-что важное, на мой взгляд. Поиск любви для человека с не очень счастливым детством прочно встраивается в его картину мира, становится его опорой, базой, на которой он во многом выстраивает свое поведение. Было бы наивно думать, что поняв истоки и путь решения проблемы, можно быстро себя перестроить. Во-первых, не быстро, а во-вторых, как нельзя заменить в полной мере для ребенка материнское молоко, так нельзя полностью компенсировать какой бы то ни было психологической работой нехватку родительской любви. Эта тема всегда будет иметь для человека повышенный эмоциональный заряд. Все имеют свои слабости и недостатки, но и с ними можно жить комфортно. Осознанность позволяет контролировать их проявления. Напротив, непонимание делает его заложником своих слабых мест. Не все можно изменить, но всегда можно найти способ жить в гармонии с собой.

psynavigator.ru

Потребность в любви

Любовь в жизни любого человека играет важную роль. С этим в равной степени соглашаются и светские и религиозные мыслители, об этом написаны тысячи песен, книг, об этом постоянно пишут в прессе, журналах и говорят в кино. Психологи также пришли к выводу, что главной эмоциональной потребностью человека является потребность чувствовать себя любимым.

Человек на много способен ради любви: переплыть море, преодолеть горы и все другие немыслимые трудности. Уделом жизни без любви становятся одни трудности. Удовлетворить потребность в любви очень важно для каждого человека.

Что такое любовь?

Пожалуй, это самое труднообъяснимое слово на свете. Конечно каждый человек вкладывает в это понятие своё, но что такое любовь для большинства? Словом «любовь» буквально напичкана наша жизнь: книги, кино, окружение, прошлое, настоящее, будущее… оно звучит и используется везде, в различных ситуациях. Мы можем любить животных, книги, женские фильмы, кататься на коньках и тут же любим маму, детей, родителей. Еще мы можем любить объекты: еду, машину, дом; природу: солнце, дождь, ветер.

Как много значений у одного слова, и как много смысла в него вкладывается. Мы иногда даже свое поведение объясняем как «я это сделала, потому что люблю его». Удобно объяснить любой свой поступок.

Потребность в любви родом из детства

Психологи, работающие с детьми, говорят, что каждый ребенок обладает основными эмоциональными потребностями. Чтобы ребенок сохранял эмоциональную стабильность его потребности следует удовлетворить. Одними из самых важных среди этих эмоциональных потребностей являются потребность в любви и привязанности, потребность в чувстве принадлежности и значимости в глазах других людей. Если ребенок получает любовь, то он вырастет ответственным человеком. Если нет, то ребенок в будущем столкнется с социальными и эмоциональными проблемами. Ребенок будет нормально развиваться, когда он чувствует себя любимым.

Поэтому родители, жалующиеся на поведение своих детей, должны задуматься, какие же эмоциональные потребности не удовлетворены у детей. Плохое поведение ребенка — это лишь следствие неверной попытки найти недостающую любовь, которую он не чувствует иначе. Ребенок ищет эту любовь в другом месте и может быть не так, как нужно.

Страшно, но даже ранняя беременность и секс в раннем возрасте иногда девочки объясняют как: «Я не хотела секса, я просто хотела, чтобы меня кто-нибудь любил. А он был очень добр ко мне, со временем я поверила в его любовь».

Потребность в любви: взрослые

Но, к сожалению, потребность в любви — это не только детская проблема. Потребность в любви присуща и взрослым людям, особенно в браке. Состояние влюбленности удовлетворяет эту потребность, но лишь кратковременно. Любовь нам нужна еще до влюбленности и нужна будет всю жизнь.

В центре желаний супругов лежит потребность ощущать любовь своего партнера. Какой смысл строить семью, налаживать комфортный быт, покупая машины и дома, рожая детей… если жена / муж тебя не любит?! Удовлетворение всех сиюминутных потребностей не компенсирует чувство того, что тебя любят. Никакие материальные ценности не заменят ощущение любви. Самое страшное не чувствовать себя любимым.

Потребность в любви
bestsemya.ru

Потребность в любви

На протяжении тысячелетий человечество пыталось ответить на вопрос о сущности любви. Согласно определению философского энциклопедического словаря (1989) любовь – это обращенность чувства и воли на другую личность, которая сопровождается стремлением «отдать себя» предмету любви и одновременно сделать его «своим», в пределе «слиться» с ним. Античные мыслители выделяли семь различных видов любви: Филию – дружескую любовь; Сторге – семейную любовь; Эрос – страстную любовь; Прагму – расчетливую любовь; Людус – любовь-игру; Манию – любовь-одержимость, собственническую любовь и Агапэ (каритас) – жертвенную любовь, заботу о благе другого, прототипом которой является любовь бога к человеку. Особенное значение придавалось любви-Эросу. «Эрос – великий гений, среднее между смертным и бессмертным, назначение коего быть посредником между людьми и богами. Пребывая посредине, он заполняет промежуток между теми и другими, так что Вселенная связана внутренней связью», – говорится в платоновском диалоге «Пир».

То, что человек нуждается в любви, которую нельзя свести только к сексуальным отношениям, подчеркивают многие современные авторы. «Секс – это потребность, Эрос – это влекущая нас сила. Суть Эроса заключается в том, что он манит нас за собой, в то время как секс подталкивает нас сзади. Эрос – это стремление достичь полноты отношений», – пишет экзистенциальный психолог Ролло Мей в книге «Любовь и воля» (1997).

По Э. Фромму, любовь нужна для того, чтобы защитится от тревоги и одиночества и достигнуть интеграции «Я». А. Маслоу разделяет дефицитарную любовь, основанную на отстаивании права собственности на другого человека и соответственно связанную с переживанием ревности, и бытийную любовь, которая утверждает автономную ценность личности любимого.

Любовь – многоликое чувство, и поэтому едва ли возможно выдержать строгие критерии научности при описании этого феномена. В качестве одного из продуктивных способов анализа потребности в любви можно предложить трехкомпонентную модель, разработанную американским психологом Робертом Стернбергом (1986). Его модель включает в себя три составляющие: сексуальное влечение, психологическую близость и ответственность за любимого и судьбу отношений (рис. 4.10).

Рис. 4.10. Трехкомпонентная модель любви Р. Стернберга

В соответствии с выраженностью каждого из компонентов в любовном чувстве Стернберг провел классификацию видов любви (табл. 4.2). Влечение – это опредемеченная в конкретном человеке сексуальная потребность (см. подпараграф 4.5 .1). Ответственность за инициацию, развитие и завершение любовных отношений тесно связана с такими характеристиками личности, как локус контроля (см. гл. 11) и уровень морального развития. Термин «близость» используется Стернбергом для обозначения целого веера потребностей: от потребности в физическом контакте до потребности в понимании и эмоциональном принятии – в широком смысле речь здесь идет о потребности в общении.

Таблица 4.2

Классификация видов любви но Р. Стернбсргу

Альтруистическая мотивация

В целом людям свойственно помогать ближним. Под альтруистическим поведением понимаются действия, направленные на поддержку других, реализующие конкретные виды помощи. Однако собственно альтруистическая мотивация является только одной из детерминант «помогающего поведения» наряду с другими мотивами, такими как потребности в социальной оценке, самоутверждении, чувство корпоративной чести, религиозное чувство и т.п. Параллельно существуют две концепции альтруистической мотивации. Сторонники первой признают альтруизм естественной составляющей природы человека: альтруизм существует, потому что полезен для выживания вида, считают они. Такой подход можно назвать «биологическим», ведь альтруистическое поведение по своей внутренней сущности понимается как тождественное «эгоизму вида». Суть второй концепции заключается в том, что альтруизм есть следование культурной норме и, таким образом, не может быть сведен к фактору прагматической полезности.

Одним из «биологически» мыслящих психологов является Р. Доукинс. Глобальной идеей концепции Доукинса выступает идея врожденного эгоизма: «Все, что эволюционировало, должно быть эгоистичным. Если мы обнаруживаем, что наше предположение неправильно, если мы видим, что человеческое поведение истинно альтруистично, тогда мы сталкиваемся с какой-то загадкой» (Dawkins R., 1977). Таким образом, автором утверждается неизменная подчиненность внешне альтруистических поступков эгоистическим побуждениям. Развитие этого взгляда представлено в теории Дж. Раштона (J. Р. Rushton, 1989), которая предполагает наличие «родственного отбора» (kin selection), т.е. способности людей отличать генетически сходных с ними других людей. Согласно этой концепции генетически сходные люди имеют возможность находить друг друга и обеспечивать взаимоблагоприятную окружающую среду через брак, дружбу, помощь или формирование социальных групп.

Несколько иной вариант подхода предлагает концепция реципрокного альтруизма Р. Триверса (R. L. Trivers, 1971). Согласно этой концепции проявление альтруистического поведения со стороны партнера по взаимодействию, в свою очередь, ведет к ответному альтруистическому акту, что генетически закреплено и, с точки зрения самого субъекта, служит выживанию вида. Примером такого подхода может служить теория Дж. Аронфрида (J. Aronfreed, 1973), согласно которой в основе альтруистического поведения лежит предрасположенность к переживанию эмоционального состояния другого человека. Подкреплением здесь выступает удовольствие, которое человек получает при виде своего альтруистического поступка.

В рамках психоаналитических концепций предлагается понимание альтруистического поведения как поведения, направленного на достижение благополучия других людей, но обеспечивающего субъекту удовлетворение собственных влечений и вытесненных побуждений. Причина подобного социально одобряемого поведения видится в неосознаваемом стремлении путем бескорыстного поступка преодолеть изначально присущее человеку чувство вины перед другими и самим собой. Для подтверждения данной теории проводились эксперименты, в которых у испытуемых намеренно создавали чувство вины, что вело к активизации альтруистического поведения. Анализу альтруистических проявлений была посвящена также глава в работе А. Фрейд (1990), где в качестве причины альтруизма описывается вытесненная агрессия, а механизмы реализации альтруистических действий объясняются в терминах психологической защиты.

Культуроориентированный подход исходит из того факта, что альтруистическое поведение является социально поощряемым во всех обществах и культурах. В обществе формируются особые нормы альтруизма, среди которых выделяются норма ответственности и норма взаимности (X. Хекхаузен, 2003). Норма социальной ответственности требует оказания помощи во всех случаях, когда нуждающийся находится в зависимости от потенциального субъекта помощи (помощь слабому). Норма взаимности представляется универсальным принципом социального взаимодействия и происходящего в обществе обмена материальными и социальными благами, действиями, благодеяниями и вредом (знаменитый принцип «ты – мне, я – тебе»). Культурно задается и приемлемый «уровень» альтруизма. Например, тот, кто готов «отдать последнюю рубашку», рассматривается как не совсем нормальный, а человек, не демонстрирующий даже формального альтруизма (уступить место в транспорте пожилому человеку, открыть дверь перед женщиной), причисляется к «невоспитанным», а значит, и стоящим вне культуры.

Нормы альтруизма испытывают значительное влияние со стороны кросскультурных различий. Сравнение готовности помочь постороннему человеку в Индии и в США (Miller J., Bersoff, Harwood, 1990) показало, что жители Индии практически всегда приходят на помощь, даже если необходимость в этом не очевидна (93%), в то время как американцы гораздо реже проявляют инициативу в аналогичных ситуациях (48%). В целом исследования показывают, что большинство людей постоянно готовы оказать незначительную помощь: 55% случайных прохожих купили билет в метро человеку, «забывшему деньги» (Berkowitz, 1972), 85% – указали дорогу, 50% жителей Нью-Йорка отослали по почте найденный кошелек (Hornstein, Fish, Holmes, 1968). При этом очевидная угроза жизни нуждающемуся в помощи человеку приводила к активизации альтруистического поведения. Так человек, которому стало плохо в метро, получал помощь в 100% случаев как в культурах, ориентированных на альтруизм, так и в тех культурах, где эта характеристика была выражена в меньшей степени (Piliavin, Rodin, Piliavin, 1969).

Масштабное исследование альтруизма было проведено выдающимся социологом и философом Питиримом Сорокиным (1950), который в качестве основной детерминанты поведения и отношений людей рассматривает принимаемые социальными группами моральные нормы. Исследование П. Сорокина получило название «Добрые соседи» в силу специфики отбора людей в «альтруистическую группу». Поданным автора, женщины более альтруистичны, чем мужчины; наиболее активно альтруизм проявляется в возрасте 30–59 лет; обычно люди с альтруистической направленностью воспитывались в больших семьях и 90% из них счастливы в своей личной жизни. Среди мотивов стремления оказывать помощь испытуемые П. Сорокина назвали: 21% – религию, 29% – воспитание в семье, 8% – школу, 11% – жизненный опыт, 28% – примеры из истории и литературы.

Альтруистическое поведение включает в себя несколько фаз (Latane, Darley, 1970).

  • 1. Необходимым условием для принятия решения об оказании помощи является оценка положения как требующего вмешательства. Здесь большую роль играет определенность ситуации. В эксперименте Шотланда и Стро (Shotland, Straw, 1976) испытуемыми были студенты, проживающие в общежитии. Поздней ночью в одном из помещений раздавался громкий шум. Исследователей интересовало, какой процент студентов выбежит из комнат, чтобы прийти на помощь гипотетической жертве. Выяснилось, что в том случае, когда шум однозначно интерпретировался как нападение незнакомца (ассистентка экспериментаторов кричала «Я вас не знаю!»), готовность помочь показывали 65% испытуемых. Если же ситуацию можно было понять как семейную ссору (ассистентка экспериментаторов восклицала «Зачем только я вышла за тебя замуж!»), количество альтруистов снижалось до 15%.
  • 2. Следующим этапом в развертывании альтруистического поведения становится осознание и принятие личной ответственности за развитие ситуации. Другими словами, человек должен ответить себе на вопрос: «А мое ли это дело?» Принятие ответственности во многом связано с тем, насколько явным для окружающих будет роль субъекта в альтруистическом действии. В работе Мариямы, Фрайзера и Миллера (Maruyama, Fraser, Miller, 1982) просили три группы младших школьников принести конфеты для отправки в больницу на Рождество. В одном условии детям говорили, что на пакете будет указано имя отправителя, в другом условии обещали сложить все принесенные конфеты в общий пакет и написать название группы («конфеты от 3 «А») и, наконец, в третьем условии сообщалось, что конфеты будут переданы анонимно. Количество конфет, которые каждый ребенок жертвовал больным при первом, втором и третьем условиях, было различным. В первой группе (индивидуальная ответственность) дети принесли из дома в среднем по пять конфет, во второй (коллективная ответственность) – по три конфеты, а в третьей – по две конфеты. Это значит, что даже маленькие дети были готовы жертвовать сладостями только в том случае, если об их щедрости станет известно.
  • 3. Еще одна стадия в подготовке альтруистического поступка заключается в оценке последствий. Можно сказать, что человек ведет своеобразную «бухгалтерию» помощи, подсчитывая возможные убытки (время, материальные ресурсы, опасность, риск оказаться некомпетентным) и прибыль (отсутствие чувства вины, похвала окружающих, повышение самооценки и т.д.).

Только после прохождения всех этих стадий решение о помощи может быть принято. Правда, тут возникает новый вопрос: как помочь? Помощь может быть прямая (броситься защищать девушку от хулиганов) или косвенная (позвонить в полицию).

Показательно, что важную роль в готовности осуществлять помогающее поведение играет научение через наблюдение (см. разд. 3.2). Альтруизм оказывается не менее «заразителен», чем другие поведенческие паттерны. В исследовании, проведенном Раштоном и Каммпбелом (Rushton, Cammpbell, 1977), в холле университета был размещен пункт по рекрутингу добровольных доноров. Процедура опыта заключалась в том, что ассистентка исследователей заводила разговор со студентами, а затем или проходила мимо стола, где велась запись, или подходила и записывалась на сдачу крови. Испытуемые, которые не имели перед собой примера записи, в 75% случаев также игнорировали пункт рекрутинга, для тех, кто видел действия ассистентки, этот показатель снижался до 33%. Интересно, что еще более ярко эффект заимствования модели альтруистического поведения был выражен при отсроченном контроле. Как было сказано выше, 25% из тех, кто не наблюдал альтруистическую модель, все-таки изъявили готовность стать донорами, однако на следующий день никто из них так и не пришел на станцию переливания крови. Те же, кто наблюдал альтруистическую модель, не просто записались, но и в 33% случаев на самом деле сдали кровь, преодолев границу между благими намерениями и реальным поведением.

Потребность в любви
studme.org

CATEGORIES