Отношение к болезни мужчин и женщин

Болезни мужчин и женщин

Учёные утверждают, что некоторые недуги можно назвать «преимуществом» в основном слабого или, наоборот, сильного пола

Половые различия в частоте и «способе» болеть были подмечены давно — для этого учёным быть не обязательно.

Например, в народе бытует мнение о том, что мужчины реже ходят к врачам и предпочитают болеть дома. Но при этом жалуются на своё самочувствие гораздо чаще и настойчивее, чем женщины. Женщины, в свою очередь, меньше страдают от боли и поэтому проще переносят любые недуги.

Однако всё это только домыслы, не имеющие научного основания. Фактические данные в этой области пока ограничиваются тем, что женщины в среднем живут дольше, чем мужчины.

Почему? Потому что меньше курят и пьют, ведут более активный образ жизни и чаще посещают медиков. Кроме того, считается, что женские гормоны защищают представительниц слабого пола от сердечных заболеваний вплоть до менопаузы.

Тем не менее, недавнее исследование финских учёных показало, что женское здоровье отнюдь не так крепко, как кажется. В ходе своей работы, медики изучили, как на мужчин и женщин влияет одна и та же болезнь — ревматоидный артрит, — и выяснили, что женщины страдают от него намного больше. На одной и той же стадии болезни у женщин симптомы проявляются намного сильнее, причиняя больше боли и дискомфорта.

— И я думаю, здесь тоже непоследнюю роль играют гормоны, — заявил профессор Алан Сильман, директор Организации исследований артрита, газете «Гардиан». По его словам, женский гормон эстроген значительно усиливает воспаление суставов, что приводит к боли и отёкам.

Сказывается также и разница в мужском и женском телосложении, считает врач.

— Мужчины обладают большей мышечной массой, чем женщины, что позволяет суставам дольше функционировать и медленнее изнашиваться, — говорит Сильман. Кроме того, у женщин масса тела распределяется не так, как у мужчин, и большая нагрузка ложится на суставы коленей и бёдер.

Ещё одна болезнь, степень тяжести которой зависит от пола носителя, — это знакомая многим с детства ветрянка. Как известно, чем старше человек, тем тяжелее он переносит эту заразу — среди взрослых смертность от ветрянки в разы выше, чем среди детей. Недавно выяснилось, что интенсивность симптомов зависит и от пола: согласно данным, опубликованным в Британском медицинском журнале, мужчины умирают от ветряной оспы в 2 раза чаще, чем женщины.

Почему статистика именно такова, врачи пока не знают — только деалют предположения. Например, специалист в области вирусологии Найджел Хигсон говорит, что ветрянка вызывает у мужчин такие симптомы, которых просто не может быть у женщин.



— Ветрянка, например, вызывает у мужчин орхит — отёк яичек. В последствии больной может испытывать трудности с фертильностью в течение всей оставшейся жизни, — уверяет Хигсон. На основе этого врач заключил, что ветрянка может вызывать и другие симптомы, свойственные только мужскому полу.



А вот астма, напротив, более опасна для женщин. Разброс в статистике примерно такой же: число женщин, умирающих от этого заболевания, в 2 раза больше, чем число мужчин. Женщины также гораздо чаще подвергаются госпитализации именно в связи с астмой.

И опять же виноваты гормоны, считают врачи. До достижения полового созревания мальчики более подвержены астме, чем девочки, но вот после — когда гормональный фон перестраивается на новый лад — именно представительницы слабого пола становятся наиболее вероятными жертвами болезни.



— Существуют свидетельства, что эстроген и прогестерон (ещё один женский гормон. — Прим. ред.) сказываются на чувствительности дыхательных путей, повышают её, — поясняет доктор Элэйн Викерс, специалист по исследованиям астмы. Зато тестостерон, по словам Викерс, оказывает обратный эффект.

Но самое интересное из последних исследований показало, что женщины на самом деле более чувствительны к боли, чем мужчины — вопреки распространённому мнению. Объяснение лежит опять же где-то в области гормонов. Когда нам больно, наш организм вырабатывает свои собственные опиоиды, эндорфины и энкефалины — природные болеутоляющие. А эстроген, судя по всему, мешает этому процессу. Есть и другое, психологическое объяснение: мужчины, по мнению учёных, воспринимают боль не как угрозу, а как неудобство, поэтому и страдают меньше.

P. S. После такого объяснения у женщин наверняка возникнет резонный вопрос: как же тогда представительницы слабого пола справляются с болью при родах? Мужественно, отвечают врачи. И добавляют: здесь психология играет обратную роль. Каждая женщина внутреннее готова принять неотвратимость и ожидаемость родовых мук, что и помогает с ними справляться.

www.sunhome.ru

Заболевания: лечение и профилактика

В традиционном смысле предменструальный синдром – это не болезнь, однако он ежемесячно сказывается на качестве жизни, настроении и работоспособности прекрасного пола. Не секрет, что взаимоотношения с супругом или партнёром также могут ухудшиться в эти дни. В проведенном недавно на эту тему исследовании с участием российских мужчин и женщин этот важный вопрос рассматривался не только в аспекте взаимоотношений, но и необходимости обращения за медицинской помощью.

Итак, несмотря на то, что мы живём в век всеобщего просвещения и тотальной информированности по вопросам межполовых отношений, многие мужчины избегают общения на тему предменструального синдрома со своими супругами или партнёршами, или ничего не знают о нём, а большинство женщин не обращается с этой проблемой к врачу – таковы результаты исследования «Индекс женского здоровья 2019», проведённого Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и фармацевтической компанией «Гедеон Рихтер». Подобные исследования проводятся каждый год. Темой 2019 года стал предменструальный синдром как повод для обращения женщин к гинекологу, поскольку специалист может помочь справиться с неприятными симптомами. При исследовании учитывалось также мнение и мнение мужчин, поскольку проявления ПМС могут быть заметны и им.

Всего в исследовании участвовали 800 респондентов-женщин репродуктивного возраста (18-45 лет) и 800 респондентов-мужчин того же возраста, имеющих постоянные отношения с женщинами.

На что жалуетесь?

Выяснилось, что с целью профилактического осмотра за последние 3 года врача-гинеколога посещали 52% опрошенных. С жалобами на состояние здоровья и для лечения обращаются в среднем 7-11% респонденток. При этом две трети (69%) опрошенных женщин знают, что можно обратиться к гинекологу за назначением препаратов для облегчения ПМС, но посещали врача только 15%.

На что же жалуются женщины? 78% респонденток подтвердили, что перед месячными они сталкиваются с ухудшением физического самочувствия, а именно: с болью в спине или в области таза (62%), болезненностью молочных желез (59%), вздутием живота (46%). На изменения своего эмоционального состояния пожаловались 70% женщин. Из них у 73% наблюдается раздражительность, у 71% – перепады настроения, у 43% – несдержанность и агрессивность.

Итак, несмотря на масштабные, значимые и неприятные проявления ПМС, к врачу идут немногие женщины. С чем это может быть связано? Как оказалось, причиной является стеснение перед гинекологом в том, что они испытывают физическое или психологическое недомогание, связанное с наступлением менструации; это подтвердили большинство опрошенных женщин (65%), проинформированных о ПМС.

Какие же самостоятельные методы борьбы предпочитают использовать участницы опроса? Почти половина (48%) при физических проявлениях ПМС принимает обезболивающие и уменьшающие спазмы препараты, 18% отдаёт предпочтение отдыху, а с помощью гормональных средств (комбинированных оральных контрацептивов) с симптомами ПМС борется только 1% опрошенных женщин.

При этом, по мнению 61% женщин, знающих о ПМС, многие из них пользуются им для оправдания своей несдержанности и плохого настроения. Что интересно, мужчины были более снисходительны и на тот же самый вопрос утвердительно ответили только 37%, то есть практически вдвое меньше.

Мужской взгляд

Из опрошенных представителей сильного пола 68% обсуждают с супругой/ партнершей темы мужского и женского здоровья. При этом сами на приём к урологу в профилактических целях идут ежегодно только 25% опрошенных мужчин, состоящих в отношениях, посещают врача только в случае проблем со здоровьем 26% представителей сильного пола, а никогда не были у него – 32%!

О том, что у женщин бывает ПМС, слышали 76% участников опроса, из них большинство (25%) характеризует его как эмоциональные изменения / эмоциональную нестабильность перед менструацией, 8% – как изменения гормонального фона, и только 7% – как изменение физического и эмоционального состояния перед менструацией.

Исследователи оценивали и мужскую наблюдательность. О том, что они замечают изменения в физическом самочувствии супруги / партнерши при ПМС, сказали лишь 57% мужчин, а перемены в эмоциональном состоянии увидели 66% респондентов (конкретно: 43% отметили перепады настроения и раздражительность, 21% – агрессивность и несдержанность).

Предпринимают ли мужчины что-то для облегчения состояния своей «второй половины» в этот период? 42% участников опроса, замечающих изменения в физическом или эмоциональном состоянии женщины, оказывают ей психологическую поддержку во время ПМС, а 24% помогают с домашними делами. Ведут себя как обычно 20% опрошенных, а пытаются помочь справиться с физическими симптомами только 14%.

Внимание мужчин к столь деликатной теме и к своей супруге/партнерше в этот естественный, хоть и непростой для неё период, эксперты расценивают как положительное и считают это признаком гармоничных отношений. Кроме того, для полноценного и длительного союза характерна частота интимных встреч 2-3 раза в неделю, поэтому мужчина обычно в курсе, когда у его жены/партнёрши наступит ПМС.

Не нужно бояться врача

Результаты исследования прокомментировала заместитель директора, руководитель отделения эндокринной гинекологии и директор Института репродуктивной медицины ФГБУ «Эндокринологический научный центр» МЗ РФ, д.м.н., проф. Елена Андреева: «У ПМС есть две составляющие: физическая и психоэмоциональная. Физические страдания женщин проявляются в связи с тем или иным вариантом болевого синдрома. Одна из основных жалобболезненность молочных желез.

Огромную роль имеет психоэмоциональный фактор, который с одной стороны, передается по наследству, с другой стороны – является следствием общей усталости нервной системы женщины, и она может по-разному реагировать на колебания гормонов при ПМС. В норме женщина не должна ничего чувствовать. Но 80% женщин отмечают течение ПМС. Примерно в 8% случаев наблюдается предменструальный дисфорический синдром – самое тяжёлое течение синдрома. При этом, если женщина не обращалась к гинекологу, может потребоваться помощь психиатра. С предменструальным дисфорическим синдромом связано, согласно статистике, большое количество суицидальных попыток у женщин».

Проблема ПМС вызывает наложение эмоционального напряжения на физическое, указывает эксперт. Всё это значительно усиливается в период перименопаузы (40-45 лет). Самым простым выходом из ситуации, по мнению врача, являются не обезболивающие, пропуск работы или антидепрессанты, а преодоление сложившейся в обществе гормонофобии и приём официально зарегистрированных препаратов, имеющих показание ПМС, помимо контрацептивного действия. Это поможет решить две задачи: планировать семью в удобное и желанное время и создать в ней благоприятную психологическую атмосферу.

lekoboz.ru

Особенности отношения к болезни у мужчин и женщин.

Вид работы: Дипломная работа
Специальность: Психология
Тема: Особенности отношения к болезни у мужчин и женщин.
Количество страниц: 90
Уникальность: 76%

Введение
Глава 1. Теоретические аспекты психологии заболеваний
1.1.Психосоматические расстройства в контексте изучения психологии
1.2. Содержание психосоматической специфичности
1.3. Гендерная специфика психосоматики
Глава 2. Анализ гендерной специфики субъективного отношения к заболеваниям и здоровью
2.1. Специфика самосохранительного поведения мужчин и женщин
2.2. Влияние индивидуальных качеств на отношение к болезни
2.3. Особенности реакции на болезнь с учетом гендерной специфики
Глава 3. Эмпирическое исследование особенностей отношения к болезни у мужчин и женщин
3.1. Характеристика методов исследования
3.2 Результаты эмпирического исследования
3.3. Рекомендации по организации психологической поддержки больных и их родственников
Заключение
Список литературы

Узнай стоимость написания такой работы!

Список литературы
1.Абрамова Г.С. Юдчиц Ю.А. Психология в медицине. — М.: Кафедра-М, 2008. — 411 с.
2.Александер Ф. Психосоматическая медицина. — М.: Эко-Пресс, 2002. — 387 с.
3.Баников В. М., Гуськов В. С, Мягков И. Ф. Медицинская
психология. — М.: Элита, 2007. — 411 с.
4.Волков В. Т., Стрелис А. К., Караваева Е. В., Тетенев Ф. Ф.
Личность пациента и болезнь. — Томск, 2005. — 374 с.
5.Воронцов Д.В. Что такое гендер. // Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клецкиной. — СПб.: Питер, 2003. — 479 с.
6.Гройсман А. Л. Медицинская психология. — М.: Альтея, 2008. — 318 с.
7.Грошев И.В. Психология половых различий: Монография. — Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2001. — 683 с.
8.Зейгарник Б. В. Патопсихология. — М.: Дашков и К, 1999. — 411 с.
9.Иванова Е. Гендер ные исследования в психологии. // Введение в гендерные исследования. ч 1: Учебное пособие / Под ред. И.А. Жеребкиной — Харьков: ХЦГИ, 2001, СПб.: Алетейя, 2001. — 708 с.
10.Иоффе Е.В. Гендерные различия в характеристиках социального интеллекта. // Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. — СПб.: Питер, 2003. — 479 с.
11.Кабанов М. М., Личко А. Е., Смирнов В. М. Психологи¬ческая диагностика и коррекция в клинике. — СПБ.: Питер, 2003. — 318 с.
12.Карвасарский Д. Б. Медицинская психология. — М.: АСТ, 2002. — 402 с.
13.Квасенко А. В., Зубарев Ю. Г. Психология больного. — М.: Наука,
1980. — 361 с.
14.Клецина И.С. От психологии пола — к гендерным исследованиям в психологии. // Вопросы психологии — 2003 — №1 — с. 61-78
15.Клецина И.С. Развитие гендерных исследований в психологии // Общественные науки и современность. — 2002. — №3. — с. 181-192
16.Клецина И.С. Самореализация личности и гендерные стереотипы // Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. А.А. Реана, Л.А. Коростылёвой. Вып. 2. — СПб.: Питер, 1998. — 219 с.
17.Клиническая психология / Под ред. Б. Д. Карвасарского. — СПб.: Питер, 2002. — 360 с.
18.Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине. — Спб.: Проспект, 2005. — 506 с.
19.Лурия А. Р. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания. — М.: Медицина, 1977. — 288 с.
20.Малкина-Пых И.Г. Психосоматика. — М.: Эксмо, 2008. — 511 с.
21.Менделевич В. Д. Клиническая и медицинская психоло¬гия. Практическое руководство. — М.: Медицина, 2008. — 411 с.
22.Николаева В. В. Влияние хронической болезни на пси¬хику. — М.: Академия, 2007. — 319 с.
23.Ожигова Л.Н. Исследование гендерной идентичности и гендерных стереотипов личности. // Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. — СПб.: Питер, 2003. — 479 с.
24.Порохина Ж.В., Шабалина Н.Б., Поварова Л.П. Оценка уровня психологического реабилитационного потенциала инвалидов и влияние на нее различных психологических факторов// Медико-социальная экспертиза и реабилитация. — М.: Медицина, 2004. — с. 211 — 271.
25.Реброва Н.П. Гендерный аспект взаимосвязи биологических и психологических характеристик личности. // Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. — СПб.: Питер 2003. — 479 с.
26.Сидоров П.И., Парняков А.В. Клиническая психология: учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. — 880 с.
27.Тхостов A. Л, Арина Г. А. Теоретические проблемы ис¬следования внутренней картины болезни // Психологиче¬ская диагностика отношения к болезни. — Спб.: Питер, 2000. — 319 с.
28. Уфимцев Т.М. Гендер: современные аспекты изучения//Вопросы психологии. — 2009 — № 3. — с. 48 — 54.
29.Холмогоров Т.Н. Реабилитация онкологических больных. — Спб.: Питер, 2008. — 318 с.
30.Фрейд З. Я и Оно // Фрейд З. Психология бессознательного. — М.: Просвещение, 1989. — 293 с.

Прикрепленные файлы:

Администрация сайта не рекомендует использовать бесплатные работы для сдачи преподавателю. Эти работы могут не пройти проверку на уникальность. Узнайте стоимость уникальной работы, заполните форму ниже: Узнать стоимость Скачать файлы:

Сайт ДЦО.РФ не является сайтом учебного заведения. Вся информация, представленная на сайте, взята из открытых источников. Если какой-либо информации здесь содержаться не должно, просьба обратиться на почту [email protected]дцо.рф Учебные материалы, размещенные на сайте, публикуются посетителями сайта. Если у Вас есть учебные материалы, которые Вы бы хотели опубликовать, присылайте их на почту — [email protected]дцо.рф

xn--d1aux.xn--p1ai

Отношение к болезни мужчин и женщин

RUS ENG

Различия в восприятии боли мужчинами и женщинами

Различия в восприятии боли мужчинами и женщинами

(В печати)
Г.А. Адашинская, С.Н. Ениколопов, Е.Е. Мейзеров

Адашинская Галина Алексеевна — канд. психол. наук, доцент кафедры общей психологии ф-та Клинической психологии РГМУ, старший научный сотрудник ин-та Рефлексотерапии ФНКЭЦ ТМДЛ МЗ РФ.

Ениколопов Сергей Николаевич – канд. психол. наук, доцент, зав. отделом Клинической психологии Центра психического здоровья РАМН.

Мейзеров Евгений Емельянович – доктор мед. наук, директор института Рефлексотерапии Федерального научного клинико-экспериментального центра традиционных методов диагностики и лечения (ФНКЭЦ ТМДЛ) МЗ РФ.

Исследуются оценки восприятия болевых ощущений и эмоционально-аффективного отношения к боли у пациентов с нейрогенным, соматогенным болевыми синдромами. Получены достоверные различия между мужчинами и женщинами в оценке интенсивности (силы) болевых ощущений, при их описании и степени выраженности эмоционально- аффективного отношения к боли. Показано, что эти различия проявляются также в выборе числа дескрипторов, характеризующих болевые ощущения и эмоциональное отношение к боли: не зависимо от формы болевого синдрома женщины по сравнению с мужчинами используют большее количество определений боли. Установлено, что пациенты с психогенным болевым синдромом независимо от пола при характеристике болевых ощущений и эмоционально-аффективного отношения к боли выбирают большее число дескрипторов по сравнению с другими пациентами.

Ключевые слова: половые, гендерные различия; нейрогенный, соматогенный, психогенный болевой синдром; восприятие боли, эмоционально-аффективное отношение, семантика, интрацепция.

Болевой синдром — одно из наиболее распространенных явлений при большинстве заболеваний человека. Эпидемиологические исследования последних лет в США, Англии, Франции, Норвегии Дании, Финляндии, Швеции, Испании, России и других странах свидетельствуют о том, что от боли страдает от 7 до 64%, а от хронической боли — 7,6 — 45% населения [10].

На особенности переживания и переносимости боли оказывают влияние этнические особенности, демографические факторы, возраст, пол. В настоящее время изучение возрастных и гендерных различий восприятия боли является одним из новых подходов к этой проблеме.

При проведении общественных опросов были выявлены половые различия в восприятии боли. Женщины по сравнению с мужчинами больше подвержены головным болям, они чаще жалуются на боли в суставах, боли в области живота, фибромиалгию, височно-челюстную боль и боли в нижней области спины [24, 27, 28]. В работе A. Bassois и соавт. (по Павленко С.С., 1999) приводятся данные о распространенности различных видов болевых ощущений в зависимости от возраста и пола: боли в спине — 50,9% (равномерно представлена во всех возрастных группах), головная боль — 40,2% (преимущественно у молодых женщин), боли в голенях — 36,8% (преимущественно у пожилых), боли в бедрах — 21,9% (молодые мужчины), мигрень- 16,5% (чаще страдают молодые женщины). По сравнению с мужчинами женщины чаще жалуются на разнообразные временные и рецидивирующие, сильные и продолжительные боли. Иногда результаты различных исследований не совпадают. По данным одних — женщины тяжелее переживают послеоперационные [15] и процедурные боли [17], по другим — не было выявлено достоверных различий в восприятии острой боли [18, 19]. В настоящее время проводятся исследования по изучению гендерных различий церебральной активации при болевой стимуляции различными агентами [23].

Но не только восприятие боли различно у мужчин и женщин, отличаются когнитивные и поведенческие адаптивные стратегии совладания с нею [20, 22 26 ]. Женщины используют большее число разнообразных способов адаптации к боли. Например, они могут использовать (сознательно и бессознательно) тактику драматизации с целью получения социальной поддержки. Женщины лучше умеют себя заранее подготовить к боли, тогда как мужчины начинают об этом думать, если уже испытывают ее [20, 22, 26]. Кроме того, установлено различное воздействие анальгетических средств на мужчин и женщин в зависимости от физического и эмоционального состояния, от отношения к ситуации болезни. [10,11, 15, 16].

Эти и другие данные о половых различиях при восприятии боли показывают, что для повышения эффективности противоболевой терапии и реализации тактики индивидуального подхода важно учитывать особенности восприятия боли у мужчин и женщин. Поэтому задача разработки дифференцированной оценки боли с учетом гендерных различий является актуальной психологической проблемой в клинике боли.

В соответствии с этой задачей было проведено исследование самооценки болевых ощущений и эмоционального отношения к боли у мужчин и женщин.

Гипотеза состояла в предположении о том, что существуют гендерные различия в сфере эмоционально-аффективного отношения к боли и в оценке болевых ощущений независимо от формы болевого синдрома.

Цель исследования заключалась в изучении особенностей восприятия боли и эмоционально-аффективного отношения к ней у пациентов с нейрогенным, соматогенным, психогенным болевыми синдромами.

Объект и методы исследования.

Исследование проводилось на поликлинической базе института Рефлексотерапии Федерального научного клинико-экспериментального центра традиционных методов диагностики и лечения Росздрава, в Федеральном центре экспертизы и реабилитации инвалидов (ЦНИИ Протезирования и протезостроения) РФ МЗ в 3-ем ортопедическом отделении.

Объектом исследования являлись особенности субъективной оценки болевых ощущений и эмоционально-аффективного отношения к боли у пациентов с нейрогенным, соматогенным, психогенным болевыми синдромами и у здоровых добровольцев, составляющих контрольную группу.

Боль можно рассматривать как одну из сенсорных модальностей, необходимую для нормальной жизнедеятельности и предупреждающую о вредоносных воздействиях. Такую боль называют физиологической болью [5, 6]. Вместе с тем, существует, и другой вид боли, который имеет патогенное значение для организма. В зависимости от патогенеза болевые синдромы подразделяют на соматогенные, нейрогенные, психогенные.

Обследовано 3 группы пациентов, с различными формами болевого синдрома [6] и контрольная группа.

1-я группа- нейрогенный болевой синдром — 30 человек (14 жен., 16 муж.), в возрасте от 18 до 70 лет. Нейрогенные боли были исследованы на модели фантомного болевого синдрома — 27 пациентов (11 жен., 16 муж.) и лицевой невралгии тройничного нерва –3 человека (жен.).

Развитие нейрогенных болевых синдромов связывают с повреждением структур периферической или центральной нервной систем, участвующих в проведении ноцицептивных сигналов [5, 6, 8].

2-я группа — соматогенный болевой синдром – 34 человека (из них — 18 женщина, 16 мужчин) в возрасте от 18 до 65 лет. Соматогенный болевой синдром в исследовании был представлен послеоперационными болями 3 чел. (1 жен., 2 муж.), абдоминалгиями — 3 чел. (1 жен., 2 муж.), суставными болями — 5 чел. (3 жен., 2 муж.), миалгиями- 5 чел. (1 жен., 4 муж.), вертеброгенными болями –7 чел. (3 жен., 4 муж.); цефалгиями – 11 чел. (9 жен., 2 муж.).

Соматогенные болевые синдромы, возникают вследствие активации ноцицептивных рецепторов при травме, воспалении, ишемии, растяжении тканей. Клинически среди них выделяют посттравматический и послеоперационный болевые синдромы, боли при воспалении суставов, миофасциальные болевые синдромы, боли у онкологических больных, боли при поражении внутренних органов и многие другие [5, 6].

3-я группа — психогенный болевой синдром — 18 человек (9 жен., 9 муж.) в возрасте от 18 до 60 лет. В нашем исследовании психогенный болевой синдром был представлен конверсионными и депрессивными расстройствами, выявленными в рамках цефалгий (головные боли напряжения), абдоминалгий, миалгий, вертеброгенных болей. Все пациенты в этой группе прошли через большое число самых разнообразных медицинских обследований, в результате которых так и не было выявлено каких-либо значимых физиологических нарушений, способных стать причиной постоянных болевых ощущений.

Ведущее значение в механизме развития этих болей отводится психологическим факторам, которые инициируют боль при отсутствии каких-либо серьёзных соматических расстройств. Психогенная боль может являться составной частью истерической реакции и исчезать при адекватном лечении основного заболевания. К психогенным болям также относят боли, связанные с депрессией, которые не предшествуют ей и не имеют какой-либо другой причины [6,13].

4-я контрольная группа — 54 человека (28 жен., 26 муж.) в возрасте 17-65 лет, не испытывающих болевых ощущений на момент опроса и без хронических заболеваний.

Предполагается, что каждый даже практически здоровый человек в той или иной мере обладает определенным болевым опытом, который можно рассматривать как свернутую форму болевой перцепции, означаемую личным и общественным опытом.[4].

Всего было обследовано 136 человек (69 жен., 67 муж.).

Процедура исследования сводилась к выбору пациентом (испытуемым) дескрипторов, описывающих сенсорный (например, «тянущая», «давящая» и т.д.) и эмоциональный (например, «раздражающая», «мучительная» и т. д.) характер боли и ее оценки по визуально-цифровой шкале от 0 — «боли нет» до 6 баллов – «боль невыносимая». Каждый пациент для описания своей боли выбирал от 5 до 20 слов-дескрипторов, и соответственно, столько же раз оценивал по силе боль и то эмоциональное отношение, которое эта боль вызывает (например: табл.1).

Полученные результаты обрабатывались с помощью статистического пакета «STADIA» с использованием непараметрического критерия Хи-квадрат (χ2) [7].

Результаты исследования.

В ходе исследования для каждой группы по шкалам сенсорных ощущений (табл.2) и эмоционально-аффективного отношения к боли (табл.3) были получены частоты оценок отдельно для мужчин и женщин, а также весовые коэффициенты дескрипторов (табл.4,5), отражающие их семантическую значимость.

Частоты субъективных оценок мужчинами и женщинами болевых ощущений.

Частоты субъективных оценок мужчинами и женщинами

эмоционально-аффективного отношения к боли.

Количественный и качественный анализ результатов исследования позволил выявить особенности восприятия боли, характерные для пациентов в зависимости от формы болевого синдрома.

У пациентов с нейрогенным болевым синдромом было установлено достоверное различие (p

При сравнении субъективных оценок по интенсивности ощущений было установлено, что у мужчин боли «очень слабые» представляют — 3,96%, у женщин- 2,33%; «слабые» – у мужчин 8,91%, у женщин – 4,65%. Более, чем в 5 раз мужчины чаще испытывают «средние» боли, у мужчин выбор составляет 23,8%, у женщин – 4,65%; боли «сильные» – у мужчин 30,7%; у женщин — 10,5%; боли «очень сильные» — у мужчин 23,8, у женщин – 19,8%; боли «невыносимые» — у мужчин 8,91%, у женщин эти боли представляют более половины всех испытываемых ощущений — 58,1%. Таким образом, женщины с нейрогенным болевым синдромом по сравнению с мужчинами более, чем в 10 раз чаще испытывают боли очень высокой интенсивности — «невыносимые» (табл.2, рис. 1).

Пациенты этой группы определяют свои болевые ощущения, как боль сжимающую, стягивающую, дергающую, ноющую, пульсирующую, давящую, пронзающую. Кроме того, мужчины часто характеризуют свою боль как колющую, щиплющую, стреляющую, жгучую, приступообразную, глубинную.

Установлено, что в среднем при оценке болевых ощущений женщины выбирают большее число определений, что составляет — 7,8 , у мужчин – 6,37 дескрипторов (табл. 6).

Анализ различий эмоционально-аффективного отношения к боли (табл.3, рис.1) выявил, что мужчины проявляют более выраженную аффективную реакцию при определении сильных болей, тогда как женщины демонстрируют умение сдержанного переживания этих ощущений. Но оценка резко изменяется при болях высокой интенсивности (боль «очень сильная», «невыносимая»). Женщины характеризуют такую боль, как выматывающую, изводящую, устрашающую, мучительную, жуткую, вызывающую неопределенный страх и страх смерти. Мужчины, напротив, проявляют эмоциональную сдержанность при переживании этой боли и определяют ее как мешающую, беспокоящую, раздражающую, надоевшую, изводящую, мучающую.

Средние показатели числа выборов дескрипторов при эмоциональной характеристики боли составляют у женщин – 5,0, у мужчин – 4,1 (табл. 6).

Представленные результаты позволяют сделать вывод о том, что при нейрогенном болевом синдроме пациенты переживают сильные болевые ощущения (в 75 % случаев), при этом женщины по сравнению с мужчинами чаще испытывают и тяжелее переносят боли высокой интенсивности. Кроме того, при характеристике болевых ощущений и эмоционально-аффективного отношения к боли женщины выбирают большее число дескрипторов.

По результатам исследования субъективной оценки интенсивности болевых ощущений в группе пациентов с соматогенным болевым синдромом не выявлены достоверные различия в восприятии боли мужчинами и женщинами. Скорее всего, этот факт можно объяснить тем, что эту группу составили пациенты с различными нозологиями, что оказало влияние на особенность оценок боли. В данной группе пациентов установлено, что мужчины и женщины испытывают примерно одинаково по силе и количеству слабых и средних, сильных болей. В то время, как боли высокой интенсивности («невыносимая») более, чем в два раза чаще испытывают женщины (табл.1, рис.3). У пациентов этой группы часто встречаются такие определения боли, как давящая, ломящая, сжимающая, тянущая, ноющая, пронзающая, приступообразная, глубинная.

Кроме того, выявлено различие в количественном выборе дескрипторов, характеризующих болевые ощущения: у мужчин он в среднем равняется 6,1, у женщин этот показатель выше – 7,33 (табл. 6).

При оценке мужчинами и женщинами эмоционально-аффективного отношения к боли также не было установлено достоверных различий. Однако следует отметить, что у мужчин более выражено аффективное отношение к «очень сильным» болям по сравнению с женщинами, у которых большее эмоциональное переживание вызывают «средние» и «сильные» боли, тогда как боль «невыносимая» у мужчин и женщин вызывают сходную эмоциональную оценку (табл.3, рис. 2).

Выявлены различия в среднем количестве дескрипторов, используемых для оценки эмоционально-аффективного отношения к боли, у мужчин выбор равняется 4,9, у женщин- 5,3 (табл. 6).

Полученные данные позволяют сделать выводы о том, что паттерн соматогенного болевого синдрома в большей степени представлен болями высокой интенсивности. Достоверные различия при оценке боли и отношения к ней в этой группе пациентов не обнаружены. Необходимо отметить, что женщины чаще испытывают сильные болевые ощущения, а для мужчин характерно выраженное эмоционально-аффективное отношение к сильной боли.

При анализе самооценки болевых ощущений мужчинами и женщинами в группе пациентов с психогенным болевым синдромом были получены достоверные различия, как при характеристике сенсорных ощущений (p

Исследование показало, что мужчины чаще испытывают и более эмоционально воспринимают боли слабой (19,4%) и средней (33,3%) интенсивности; женщины чаще испытывают боли высокой интенсивности («невыносимая») – 18,7%; мужчины эту боль испытывают всего в 4,3% случаев. В этой группе пациентов было установлено, что для мужчин характерны боли стягивающие, ноющие, обжигающие. Женщины свою боль определяют, как ломящую, сжимающую, дергающую, пульсирующую, пронзающую, стреляющую, мигрирующую, приступообразную, глубинную.

Выявлены различия в количестве дескрипторов, характеризующих болевые ощущения, у мужчин средний показатель равен- 10,4, у женщин, он значительно выше – 14,6 (табл. 6). Женщины этой группы демонстрируют более выраженное аффективное отношение к боли. Они чаще ее определяют, как «невыносимую» – 17,7%, мужчины — 4,6% случаев. Мужчины свои боли характеризуют как мешающие, беспокоящие, раздражающие, угнетающие, опостылевшие, вызывающие чувство неопределенного страха. Женщины чаще испытывают мешающие, беспокоящие, раздражающие, тягостные, пугающие, выматывающие боли.

При оценке эмоционально-аффективного отношения к боли у мужчин количественный выбор дескрипторов равен 9,6, у женщин это показатель выше и равен 10,8 (табл. 6).

Количественный и качественный анализ субъективных оценок интенсивности болевых ощущений и эмоционального отношения к боли у пациентов с психогенным болевым синдромом позволил достоверно установить, что женщины чаще испытывают боли высокой интенсивности. У мужчин болевой паттерн представлен, в основном, болями средней силы (рис.3). У мужчин и женщин выявлено достоверно различное эмоционально-аффективное отношение к боли. Характерным и отличительным признаком для пациентов с психогенным болевым синдромом является то, что при определении своих болевых ощущений они используют значительно большее число дескрипторов, по сравнению с другими пациентами.

Исследование самооценки интенсивности болевых ощущений у испытуемых контрольной группы показало, что в характеристике болевых ощущений существует достоверное различие (p

При сравнении сводных суммарных показателей всех групп, характеризующих болевые ощущений, выявлены достоверные различия между оценками боли у мужчин и женщин (табл.2). Мужчины чаще испытывают боли малой (21,2%) и средней интенсивности (22,6%), женщины, соответственно, (15,7%) и (19,6%). Последние чаще оценивают свои болевые ощущения, как очень сильные, невыносимые и эмоциональнее их переживают. Сильные боли у них представлены в 18,3% случаев, тогда, как у мужчин — только в 8,73 % случаев (табл.2,3, рис.5).

Большой по объему выбор дескрипторов, полученный при определении пациентами своих болевых ощущений, позволил рассчитать весовые семантические коэффициенты.

Весовой семантический коэффициент (СВК) для каждого из дескрипторов был рассчитан как среднее значение, определяющее интенсивность боли, отдельно для мужчин и женщин. Использование СВК позволяет уточнить вклад каждого дескриптора при определении тяжести состояния пациента, с учетом гендерных различий (табл.4).

Дескрипторы и их семантические весовые коэффициенты (С.В.К.), характеризующие сенсорное восприятие боли

Проведенный сравнительный статистический анализ выявил достоверное различие (p≤0,05) (Статистика Хи-квадрат=3,79, Значимость=-1,37E21, степ.своб = 44) семантических весовых коэффициентов, полученных для мужчин и женщин. Представленные результаты стали основанием при разработке шкалы сенсорных ощущений многомерного способа оценки боли [2].

Таким образом, проведенное исследование и результаты сравнительного статистического анализа позволяют сделать вывод о достоверных различиях в оценке боли мужчинами и женщинами [2.3,9]. Полученные гендерные различия в восприятии болевых ощущений согласуются с данными многочисленных исследований и наблюдений о том, что женщины более чувствительны к боли и чаще, чем мужчины, страдают болевыми синдромами. Например, установлены достоверно более низкие пороги ноцицептивного рефлекса у женщин, обусловленные, меньшей активностью антиноцицептивной системы у женщин по сравнению с мужчинами [5,6,8,10,25].

В биохимических исследованиях выявлено влияние содержания кортикостероидов в крови на пусковые механизмы антиноцицепции и пороги болевой чувствительности. Известно, что содержание этих гормонов у мужчин значительно выше, чем у женщин, что в свою очередь косвенно подтверждает достоверность полученных в данном исследовании различий самооценки боли.[6,14].

В психологических исследованиях было описано влияние эмоционального состояния на особенности восприятия боли. Невысокий уровень эмоционального напряжения, по мнению некоторых исследователей, способствует лучшей переносимости боли, тогда, как высокий уровень эмоциональной лабильности, депрессивное состояние не только могут усиливать болевые ощущений, но часто становятся причиной их возникновения [21,22].

Поэтому важными являются не только сенсорные характеристики боли, но и дескрипторы, оценивающие включенность эмоционального компонента в структуру болевого синдрома. С этой целью нами были использованы данные, полученные в отношении эмоциональной оценки боли у пациентов всех групп. Отдельно для мужчин и женщин определялись семантические весовые коэффициенты (СВК), позволяющие учитывать особенности отношения к боли. СВК рассчитывались как средние значения всех выбранных оценок для каждого дескриптора с учетом пола пациента (табл.5). Впоследствии мы применили полученные результаты при разработке шкалы эмоционально-аффективного отношения к боли при разработке «Многомерного способа оценки боли» [2].

Дескрипторы и их семантические весовые коэффициенты (СВК), отражающие эмоциональное отношение к боли.

При сравнении мужских и женских СВК дескрипторов, характеризующих эмоциональное отношение к боли, достоверные различия не были обнаружены. Однако, качественный анализ показателей эмоционального отношения к боли мужчин и женщин в группах с нейрогенным и психогенным болевыми синдромом позволил установить, что степень выраженности аффективного отношения к боли у женщин при сильных болях в три-четыре раза превосходит степень выраженности этого показателя у мужчин, тогда, как аффект при слабых и средних болях ярче представлен у мужчин (табл. 2,3,5).

Тяжесть эмоциональных страданий у женщин при болях объясняется не только высокой болевой чувствительностью, но еще больше психологическими факторами, например, социальными установками, разрешающими женщинам проявление чувствительности и слабости, тогда как у мужчин подобное поведение осуждается.[1,10,12,13, 14].

В нашем исследовании, кроме гендерных отличий в оценке и характере болевых ощущений, были обнаружены достоверные различия у мужчин и женщин в количестве выбираемых дескрипторов при описании болевых переживаний (табл.6). Полученные данные, сходны с результатами, представленными в исследовании А.Ш Тхостова [12,13]. В его работе анализировались особенности интрацептивных словарей у пациентов с различной нозологией, и было установлено, что категориальная и количественная структура интрацептивного словаря различна при разных заболеваниях.

Средние показатели количественного выбора дескрипторов у пациентов с нейрогенным, соматогенным, психогенным болевыми синдромами

Кроме того, нами дополнительно обнаружено, что независимо от формы болевой патологии женщины выбирают достоверно большее число дескрипторов для описания своих болевых ощущений [2.3].

Выводы

На основании проведенного исследования достоверно установлено различное восприятие боли мужчинами и женщинами, независимо от формы болевого синдрома. Анализ полученных результатов позволяет сделать следующие выводы:

Таким образом, результаты работы свидетельствуют о том, что между мужчинами и женщинами существуют достоверные различия в оценке интенсивности боли, в количественных и качественных признаках интрацептивных словарей, используемых ими при характеристике боли и отношение к ней в зависимости от формы болевого синдрома. А также на основании полученных данных были рассчитаны семантические весовые коэффициенты для сенсорных и эмоциональных дескрипторов, позволяющие с учетом гендерных различий, определять оценку пациентов к боли. Эти данные были использованы нами при разработке «Многомерного вербально-цветового болевого теста» [3].

Все эти исследования легли в основу новой компьютерной программы «Пересвет Антиболь».

Врачам. Психологам. Научным работникам. См. новую программу «Пересвет АнтиБоль»

www.peresvetmed.ru

Отношение к болезни мужчин и женщин

RUS ENG

Различия в восприятии боли мужчинами и женщинами

Различия в восприятии боли мужчинами и женщинами

(В печати)
Г.А. Адашинская, С.Н. Ениколопов, Е.Е. Мейзеров

Адашинская Галина Алексеевна — канд. психол. наук, доцент кафедры общей психологии ф-та Клинической психологии РГМУ, старший научный сотрудник ин-та Рефлексотерапии ФНКЭЦ ТМДЛ МЗ РФ.

Ениколопов Сергей Николаевич – канд. психол. наук, доцент, зав. отделом Клинической психологии Центра психического здоровья РАМН.

Мейзеров Евгений Емельянович – доктор мед. наук, директор института Рефлексотерапии Федерального научного клинико-экспериментального центра традиционных методов диагностики и лечения (ФНКЭЦ ТМДЛ) МЗ РФ.

Исследуются оценки восприятия болевых ощущений и эмоционально-аффективного отношения к боли у пациентов с нейрогенным, соматогенным болевыми синдромами. Получены достоверные различия между мужчинами и женщинами в оценке интенсивности (силы) болевых ощущений, при их описании и степени выраженности эмоционально- аффективного отношения к боли. Показано, что эти различия проявляются также в выборе числа дескрипторов, характеризующих болевые ощущения и эмоциональное отношение к боли: не зависимо от формы болевого синдрома женщины по сравнению с мужчинами используют большее количество определений боли. Установлено, что пациенты с психогенным болевым синдромом независимо от пола при характеристике болевых ощущений и эмоционально-аффективного отношения к боли выбирают большее число дескрипторов по сравнению с другими пациентами.

Ключевые слова: половые, гендерные различия; нейрогенный, соматогенный, психогенный болевой синдром; восприятие боли, эмоционально-аффективное отношение, семантика, интрацепция.

Болевой синдром — одно из наиболее распространенных явлений при большинстве заболеваний человека. Эпидемиологические исследования последних лет в США, Англии, Франции, Норвегии Дании, Финляндии, Швеции, Испании, России и других странах свидетельствуют о том, что от боли страдает от 7 до 64%, а от хронической боли — 7,6 — 45% населения [10].

На особенности переживания и переносимости боли оказывают влияние этнические особенности, демографические факторы, возраст, пол. В настоящее время изучение возрастных и гендерных различий восприятия боли является одним из новых подходов к этой проблеме.

При проведении общественных опросов были выявлены половые различия в восприятии боли. Женщины по сравнению с мужчинами больше подвержены головным болям, они чаще жалуются на боли в суставах, боли в области живота, фибромиалгию, височно-челюстную боль и боли в нижней области спины [24, 27, 28]. В работе A. Bassois и соавт. (по Павленко С.С., 1999) приводятся данные о распространенности различных видов болевых ощущений в зависимости от возраста и пола: боли в спине — 50,9% (равномерно представлена во всех возрастных группах), головная боль — 40,2% (преимущественно у молодых женщин), боли в голенях — 36,8% (преимущественно у пожилых), боли в бедрах — 21,9% (молодые мужчины), мигрень- 16,5% (чаще страдают молодые женщины). По сравнению с мужчинами женщины чаще жалуются на разнообразные временные и рецидивирующие, сильные и продолжительные боли. Иногда результаты различных исследований не совпадают. По данным одних — женщины тяжелее переживают послеоперационные [15] и процедурные боли [17], по другим — не было выявлено достоверных различий в восприятии острой боли [18, 19]. В настоящее время проводятся исследования по изучению гендерных различий церебральной активации при болевой стимуляции различными агентами [23].

Но не только восприятие боли различно у мужчин и женщин, отличаются когнитивные и поведенческие адаптивные стратегии совладания с нею [20, 22 26 ]. Женщины используют большее число разнообразных способов адаптации к боли. Например, они могут использовать (сознательно и бессознательно) тактику драматизации с целью получения социальной поддержки. Женщины лучше умеют себя заранее подготовить к боли, тогда как мужчины начинают об этом думать, если уже испытывают ее [20, 22, 26]. Кроме того, установлено различное воздействие анальгетических средств на мужчин и женщин в зависимости от физического и эмоционального состояния, от отношения к ситуации болезни. [10,11, 15, 16].

Эти и другие данные о половых различиях при восприятии боли показывают, что для повышения эффективности противоболевой терапии и реализации тактики индивидуального подхода важно учитывать особенности восприятия боли у мужчин и женщин. Поэтому задача разработки дифференцированной оценки боли с учетом гендерных различий является актуальной психологической проблемой в клинике боли.

В соответствии с этой задачей было проведено исследование самооценки болевых ощущений и эмоционального отношения к боли у мужчин и женщин.

Гипотеза состояла в предположении о том, что существуют гендерные различия в сфере эмоционально-аффективного отношения к боли и в оценке болевых ощущений независимо от формы болевого синдрома.

Цель исследования заключалась в изучении особенностей восприятия боли и эмоционально-аффективного отношения к ней у пациентов с нейрогенным, соматогенным, психогенным болевыми синдромами.

Объект и методы исследования.

Исследование проводилось на поликлинической базе института Рефлексотерапии Федерального научного клинико-экспериментального центра традиционных методов диагностики и лечения Росздрава, в Федеральном центре экспертизы и реабилитации инвалидов (ЦНИИ Протезирования и протезостроения) РФ МЗ в 3-ем ортопедическом отделении.

Объектом исследования являлись особенности субъективной оценки болевых ощущений и эмоционально-аффективного отношения к боли у пациентов с нейрогенным, соматогенным, психогенным болевыми синдромами и у здоровых добровольцев, составляющих контрольную группу.

Боль можно рассматривать как одну из сенсорных модальностей, необходимую для нормальной жизнедеятельности и предупреждающую о вредоносных воздействиях. Такую боль называют физиологической болью [5, 6]. Вместе с тем, существует, и другой вид боли, который имеет патогенное значение для организма. В зависимости от патогенеза болевые синдромы подразделяют на соматогенные, нейрогенные, психогенные.

Обследовано 3 группы пациентов, с различными формами болевого синдрома [6] и контрольная группа.

1-я группа- нейрогенный болевой синдром — 30 человек (14 жен., 16 муж.), в возрасте от 18 до 70 лет. Нейрогенные боли были исследованы на модели фантомного болевого синдрома — 27 пациентов (11 жен., 16 муж.) и лицевой невралгии тройничного нерва –3 человека (жен.).

Развитие нейрогенных болевых синдромов связывают с повреждением структур периферической или центральной нервной систем, участвующих в проведении ноцицептивных сигналов [5, 6, 8].

2-я группа — соматогенный болевой синдром – 34 человека (из них — 18 женщина, 16 мужчин) в возрасте от 18 до 65 лет. Соматогенный болевой синдром в исследовании был представлен послеоперационными болями 3 чел. (1 жен., 2 муж.), абдоминалгиями — 3 чел. (1 жен., 2 муж.), суставными болями — 5 чел. (3 жен., 2 муж.), миалгиями- 5 чел. (1 жен., 4 муж.), вертеброгенными болями –7 чел. (3 жен., 4 муж.); цефалгиями – 11 чел. (9 жен., 2 муж.).

Соматогенные болевые синдромы, возникают вследствие активации ноцицептивных рецепторов при травме, воспалении, ишемии, растяжении тканей. Клинически среди них выделяют посттравматический и послеоперационный болевые синдромы, боли при воспалении суставов, миофасциальные болевые синдромы, боли у онкологических больных, боли при поражении внутренних органов и многие другие [5, 6].

3-я группа — психогенный болевой синдром — 18 человек (9 жен., 9 муж.) в возрасте от 18 до 60 лет. В нашем исследовании психогенный болевой синдром был представлен конверсионными и депрессивными расстройствами, выявленными в рамках цефалгий (головные боли напряжения), абдоминалгий, миалгий, вертеброгенных болей. Все пациенты в этой группе прошли через большое число самых разнообразных медицинских обследований, в результате которых так и не было выявлено каких-либо значимых физиологических нарушений, способных стать причиной постоянных болевых ощущений.

Ведущее значение в механизме развития этих болей отводится психологическим факторам, которые инициируют боль при отсутствии каких-либо серьёзных соматических расстройств. Психогенная боль может являться составной частью истерической реакции и исчезать при адекватном лечении основного заболевания. К психогенным болям также относят боли, связанные с депрессией, которые не предшествуют ей и не имеют какой-либо другой причины [6,13].

4-я контрольная группа — 54 человека (28 жен., 26 муж.) в возрасте 17-65 лет, не испытывающих болевых ощущений на момент опроса и без хронических заболеваний.

Предполагается, что каждый даже практически здоровый человек в той или иной мере обладает определенным болевым опытом, который можно рассматривать как свернутую форму болевой перцепции, означаемую личным и общественным опытом.[4].

Всего было обследовано 136 человек (69 жен., 67 муж.).

Процедура исследования сводилась к выбору пациентом (испытуемым) дескрипторов, описывающих сенсорный (например, «тянущая», «давящая» и т.д.) и эмоциональный (например, «раздражающая», «мучительная» и т. д.) характер боли и ее оценки по визуально-цифровой шкале от 0 — «боли нет» до 6 баллов – «боль невыносимая». Каждый пациент для описания своей боли выбирал от 5 до 20 слов-дескрипторов, и соответственно, столько же раз оценивал по силе боль и то эмоциональное отношение, которое эта боль вызывает (например: табл.1).

Полученные результаты обрабатывались с помощью статистического пакета «STADIA» с использованием непараметрического критерия Хи-квадрат (χ2) [7].

Результаты исследования.

В ходе исследования для каждой группы по шкалам сенсорных ощущений (табл.2) и эмоционально-аффективного отношения к боли (табл.3) были получены частоты оценок отдельно для мужчин и женщин, а также весовые коэффициенты дескрипторов (табл.4,5), отражающие их семантическую значимость.

Частоты субъективных оценок мужчинами и женщинами болевых ощущений.

Частоты субъективных оценок мужчинами и женщинами

эмоционально-аффективного отношения к боли.

Количественный и качественный анализ результатов исследования позволил выявить особенности восприятия боли, характерные для пациентов в зависимости от формы болевого синдрома.

У пациентов с нейрогенным болевым синдромом было установлено достоверное различие (p

При сравнении субъективных оценок по интенсивности ощущений было установлено, что у мужчин боли «очень слабые» представляют — 3,96%, у женщин- 2,33%; «слабые» – у мужчин 8,91%, у женщин – 4,65%. Более, чем в 5 раз мужчины чаще испытывают «средние» боли, у мужчин выбор составляет 23,8%, у женщин – 4,65%; боли «сильные» – у мужчин 30,7%; у женщин — 10,5%; боли «очень сильные» — у мужчин 23,8, у женщин – 19,8%; боли «невыносимые» — у мужчин 8,91%, у женщин эти боли представляют более половины всех испытываемых ощущений — 58,1%. Таким образом, женщины с нейрогенным болевым синдромом по сравнению с мужчинами более, чем в 10 раз чаще испытывают боли очень высокой интенсивности — «невыносимые» (табл.2, рис. 1).

Пациенты этой группы определяют свои болевые ощущения, как боль сжимающую, стягивающую, дергающую, ноющую, пульсирующую, давящую, пронзающую. Кроме того, мужчины часто характеризуют свою боль как колющую, щиплющую, стреляющую, жгучую, приступообразную, глубинную.

Установлено, что в среднем при оценке болевых ощущений женщины выбирают большее число определений, что составляет — 7,8 , у мужчин – 6,37 дескрипторов (табл. 6).

Анализ различий эмоционально-аффективного отношения к боли (табл.3, рис.1) выявил, что мужчины проявляют более выраженную аффективную реакцию при определении сильных болей, тогда как женщины демонстрируют умение сдержанного переживания этих ощущений. Но оценка резко изменяется при болях высокой интенсивности (боль «очень сильная», «невыносимая»). Женщины характеризуют такую боль, как выматывающую, изводящую, устрашающую, мучительную, жуткую, вызывающую неопределенный страх и страх смерти. Мужчины, напротив, проявляют эмоциональную сдержанность при переживании этой боли и определяют ее как мешающую, беспокоящую, раздражающую, надоевшую, изводящую, мучающую.

Средние показатели числа выборов дескрипторов при эмоциональной характеристики боли составляют у женщин – 5,0, у мужчин – 4,1 (табл. 6).

Представленные результаты позволяют сделать вывод о том, что при нейрогенном болевом синдроме пациенты переживают сильные болевые ощущения (в 75 % случаев), при этом женщины по сравнению с мужчинами чаще испытывают и тяжелее переносят боли высокой интенсивности. Кроме того, при характеристике болевых ощущений и эмоционально-аффективного отношения к боли женщины выбирают большее число дескрипторов.

По результатам исследования субъективной оценки интенсивности болевых ощущений в группе пациентов с соматогенным болевым синдромом не выявлены достоверные различия в восприятии боли мужчинами и женщинами. Скорее всего, этот факт можно объяснить тем, что эту группу составили пациенты с различными нозологиями, что оказало влияние на особенность оценок боли. В данной группе пациентов установлено, что мужчины и женщины испытывают примерно одинаково по силе и количеству слабых и средних, сильных болей. В то время, как боли высокой интенсивности («невыносимая») более, чем в два раза чаще испытывают женщины (табл.1, рис.3). У пациентов этой группы часто встречаются такие определения боли, как давящая, ломящая, сжимающая, тянущая, ноющая, пронзающая, приступообразная, глубинная.

Кроме того, выявлено различие в количественном выборе дескрипторов, характеризующих болевые ощущения: у мужчин он в среднем равняется 6,1, у женщин этот показатель выше – 7,33 (табл. 6).

При оценке мужчинами и женщинами эмоционально-аффективного отношения к боли также не было установлено достоверных различий. Однако следует отметить, что у мужчин более выражено аффективное отношение к «очень сильным» болям по сравнению с женщинами, у которых большее эмоциональное переживание вызывают «средние» и «сильные» боли, тогда как боль «невыносимая» у мужчин и женщин вызывают сходную эмоциональную оценку (табл.3, рис. 2).

Выявлены различия в среднем количестве дескрипторов, используемых для оценки эмоционально-аффективного отношения к боли, у мужчин выбор равняется 4,9, у женщин- 5,3 (табл. 6).

Полученные данные позволяют сделать выводы о том, что паттерн соматогенного болевого синдрома в большей степени представлен болями высокой интенсивности. Достоверные различия при оценке боли и отношения к ней в этой группе пациентов не обнаружены. Необходимо отметить, что женщины чаще испытывают сильные болевые ощущения, а для мужчин характерно выраженное эмоционально-аффективное отношение к сильной боли.

При анализе самооценки болевых ощущений мужчинами и женщинами в группе пациентов с психогенным болевым синдромом были получены достоверные различия, как при характеристике сенсорных ощущений (p

Исследование показало, что мужчины чаще испытывают и более эмоционально воспринимают боли слабой (19,4%) и средней (33,3%) интенсивности; женщины чаще испытывают боли высокой интенсивности («невыносимая») – 18,7%; мужчины эту боль испытывают всего в 4,3% случаев. В этой группе пациентов было установлено, что для мужчин характерны боли стягивающие, ноющие, обжигающие. Женщины свою боль определяют, как ломящую, сжимающую, дергающую, пульсирующую, пронзающую, стреляющую, мигрирующую, приступообразную, глубинную.

Выявлены различия в количестве дескрипторов, характеризующих болевые ощущения, у мужчин средний показатель равен- 10,4, у женщин, он значительно выше – 14,6 (табл. 6). Женщины этой группы демонстрируют более выраженное аффективное отношение к боли. Они чаще ее определяют, как «невыносимую» – 17,7%, мужчины — 4,6% случаев. Мужчины свои боли характеризуют как мешающие, беспокоящие, раздражающие, угнетающие, опостылевшие, вызывающие чувство неопределенного страха. Женщины чаще испытывают мешающие, беспокоящие, раздражающие, тягостные, пугающие, выматывающие боли.

При оценке эмоционально-аффективного отношения к боли у мужчин количественный выбор дескрипторов равен 9,6, у женщин это показатель выше и равен 10,8 (табл. 6).

Количественный и качественный анализ субъективных оценок интенсивности болевых ощущений и эмоционального отношения к боли у пациентов с психогенным болевым синдромом позволил достоверно установить, что женщины чаще испытывают боли высокой интенсивности. У мужчин болевой паттерн представлен, в основном, болями средней силы (рис.3). У мужчин и женщин выявлено достоверно различное эмоционально-аффективное отношение к боли. Характерным и отличительным признаком для пациентов с психогенным болевым синдромом является то, что при определении своих болевых ощущений они используют значительно большее число дескрипторов, по сравнению с другими пациентами.

Исследование самооценки интенсивности болевых ощущений у испытуемых контрольной группы показало, что в характеристике болевых ощущений существует достоверное различие (p

При сравнении сводных суммарных показателей всех групп, характеризующих болевые ощущений, выявлены достоверные различия между оценками боли у мужчин и женщин (табл.2). Мужчины чаще испытывают боли малой (21,2%) и средней интенсивности (22,6%), женщины, соответственно, (15,7%) и (19,6%). Последние чаще оценивают свои болевые ощущения, как очень сильные, невыносимые и эмоциональнее их переживают. Сильные боли у них представлены в 18,3% случаев, тогда, как у мужчин — только в 8,73 % случаев (табл.2,3, рис.5).

Большой по объему выбор дескрипторов, полученный при определении пациентами своих болевых ощущений, позволил рассчитать весовые семантические коэффициенты.

Весовой семантический коэффициент (СВК) для каждого из дескрипторов был рассчитан как среднее значение, определяющее интенсивность боли, отдельно для мужчин и женщин. Использование СВК позволяет уточнить вклад каждого дескриптора при определении тяжести состояния пациента, с учетом гендерных различий (табл.4).

Дескрипторы и их семантические весовые коэффициенты (С.В.К.), характеризующие сенсорное восприятие боли

Проведенный сравнительный статистический анализ выявил достоверное различие (p≤0,05) (Статистика Хи-квадрат=3,79, Значимость=-1,37E21, степ.своб = 44) семантических весовых коэффициентов, полученных для мужчин и женщин. Представленные результаты стали основанием при разработке шкалы сенсорных ощущений многомерного способа оценки боли [2].

Таким образом, проведенное исследование и результаты сравнительного статистического анализа позволяют сделать вывод о достоверных различиях в оценке боли мужчинами и женщинами [2.3,9]. Полученные гендерные различия в восприятии болевых ощущений согласуются с данными многочисленных исследований и наблюдений о том, что женщины более чувствительны к боли и чаще, чем мужчины, страдают болевыми синдромами. Например, установлены достоверно более низкие пороги ноцицептивного рефлекса у женщин, обусловленные, меньшей активностью антиноцицептивной системы у женщин по сравнению с мужчинами [5,6,8,10,25].

В биохимических исследованиях выявлено влияние содержания кортикостероидов в крови на пусковые механизмы антиноцицепции и пороги болевой чувствительности. Известно, что содержание этих гормонов у мужчин значительно выше, чем у женщин, что в свою очередь косвенно подтверждает достоверность полученных в данном исследовании различий самооценки боли.[6,14].

В психологических исследованиях было описано влияние эмоционального состояния на особенности восприятия боли. Невысокий уровень эмоционального напряжения, по мнению некоторых исследователей, способствует лучшей переносимости боли, тогда, как высокий уровень эмоциональной лабильности, депрессивное состояние не только могут усиливать болевые ощущений, но часто становятся причиной их возникновения [21,22].

Поэтому важными являются не только сенсорные характеристики боли, но и дескрипторы, оценивающие включенность эмоционального компонента в структуру болевого синдрома. С этой целью нами были использованы данные, полученные в отношении эмоциональной оценки боли у пациентов всех групп. Отдельно для мужчин и женщин определялись семантические весовые коэффициенты (СВК), позволяющие учитывать особенности отношения к боли. СВК рассчитывались как средние значения всех выбранных оценок для каждого дескриптора с учетом пола пациента (табл.5). Впоследствии мы применили полученные результаты при разработке шкалы эмоционально-аффективного отношения к боли при разработке «Многомерного способа оценки боли» [2].

Дескрипторы и их семантические весовые коэффициенты (СВК), отражающие эмоциональное отношение к боли.

При сравнении мужских и женских СВК дескрипторов, характеризующих эмоциональное отношение к боли, достоверные различия не были обнаружены. Однако, качественный анализ показателей эмоционального отношения к боли мужчин и женщин в группах с нейрогенным и психогенным болевыми синдромом позволил установить, что степень выраженности аффективного отношения к боли у женщин при сильных болях в три-четыре раза превосходит степень выраженности этого показателя у мужчин, тогда, как аффект при слабых и средних болях ярче представлен у мужчин (табл. 2,3,5).

Тяжесть эмоциональных страданий у женщин при болях объясняется не только высокой болевой чувствительностью, но еще больше психологическими факторами, например, социальными установками, разрешающими женщинам проявление чувствительности и слабости, тогда как у мужчин подобное поведение осуждается.[1,10,12,13, 14].

В нашем исследовании, кроме гендерных отличий в оценке и характере болевых ощущений, были обнаружены достоверные различия у мужчин и женщин в количестве выбираемых дескрипторов при описании болевых переживаний (табл.6). Полученные данные, сходны с результатами, представленными в исследовании А.Ш Тхостова [12,13]. В его работе анализировались особенности интрацептивных словарей у пациентов с различной нозологией, и было установлено, что категориальная и количественная структура интрацептивного словаря различна при разных заболеваниях.

Средние показатели количественного выбора дескрипторов у пациентов с нейрогенным, соматогенным, психогенным болевыми синдромами

Кроме того, нами дополнительно обнаружено, что независимо от формы болевой патологии женщины выбирают достоверно большее число дескрипторов для описания своих болевых ощущений [2.3].

Выводы

На основании проведенного исследования достоверно установлено различное восприятие боли мужчинами и женщинами, независимо от формы болевого синдрома. Анализ полученных результатов позволяет сделать следующие выводы:

Таким образом, результаты работы свидетельствуют о том, что между мужчинами и женщинами существуют достоверные различия в оценке интенсивности боли, в количественных и качественных признаках интрацептивных словарей, используемых ими при характеристике боли и отношение к ней в зависимости от формы болевого синдрома. А также на основании полученных данных были рассчитаны семантические весовые коэффициенты для сенсорных и эмоциональных дескрипторов, позволяющие с учетом гендерных различий, определять оценку пациентов к боли. Эти данные были использованы нами при разработке «Многомерного вербально-цветового болевого теста» [3].

Все эти исследования легли в основу новой компьютерной программы «Пересвет Антиболь».

Врачам. Психологам. Научным работникам. См. новую программу «Пересвет АнтиБоль»

www.peresvetmed.ru

Отношение к болезни мужчин и женщин

Мужские болезни — это результат неправильного отношения мужчины к самому себе и к женщине. Другими словами, мужчина, отрицающий свою мужественность или сомневающийся в себе, получает болезни половых органов. Если мужчина испытывает негативные эмоции в отношении противоположного пола (обиды, гнев, претензии и другие), то заболевания половой сферы неизбежны.

И еще: состояние половых органов мужчины отражает количество и качество его сексуальной энергии.

Символизируют мужские принципы и мужественность.

Заболевание этих органов отражает накопленные обиды и злость, претензии и недовольство на сексуального партнера, и в буквальном смысле «бьет» по половым органам. Поэтому мир и гармония в отношениях между мужем и женой, между мужчиной и женщиной — залог здоровья обоих.

Мужчина лечился у меня от хронического простатита. Несколько лет назад он заболел гонореей, затем трихомониазом. Причина его «приключений» — отношения с женой и с женщинами вообще. А началось все с желания отомстить жене за измену. И это его желание обернулось против него самого.

Как правило, простатит трудно поддается лечению современными медикаментозными Средствами. Врачи объясняют это особенностью строения данного органа и тем, что инфекция внедряется в лейкоциты и становится недоступной для медикаментов. И стоит переохладиться или выпить спиртного, как наступает обострение. Но я объясняю это по-другому. Просто с помощью антибиотиков инфекция подавляется и загоняется глубже в организм, а истинные, метафизические причины болезни не устраняются. И вот инфекция «дремлет» в организме и ожидает своего часа, чтобы напомнить о себе. И когда мужчина начинает думать или действовать негативно, опираясь на старые модели поведения, инфекция «просыпается» и заявляет о себе. А атмосферные явления и алкоголь играют роль пускового механизма

смотрите — ЗУДД, ПРОБЛЕМЫ С ЭРЕКЦИЕЙ или ИМПОТЕНЦИЯ, ПРЕЖДЕВРЕМЕННАЯ ЭЯКУЛЯЦИЯ, ВРОЖДЕННЫЕ ПОРОКИ, ОПУХОЛЬ и КИСТА. См. соответствующие статьи, учитывая также приведенное ниже описание.
Проблемы, которые мешают мужчине заниматься се кс ом, говорят о том, что он хочет им заниматься, но блокирует в себе это желание, часто неосознанно. Ему мешает либо страх, либо чувство вины. Возможно также, ему кажется, что он не заслуживает удовольствия, причем не только се ксу ального. Так как се ксу альная энергия необходима для создания ребенка, она символизирует способность человека создавать свою жизнь. Поэтому проблемы с пенисом могут также говорить о том, что мужчина испытывает страх или вину в связи со стремлением строить свою жизнь самостоятельно.

Если ты переживаешь подобную проблему, твое тело говорит тебе, что ты должен дать себе право заниматься се кс ом и получать от этого наслаждение. Перестань страдать от ложных страхов и чувства вины. Возможно, не все твои представления о се ксу альности верны. Половой акт – прекрасный способ проявить свою любовь к другому человеку. Научись использовать свой пенис с любовью, и ты снова будешь получать удовольствие от его естественных функций.

Ты должен научиться ценить себя и разрешить себе получать удовольствие, и не только в се к се, но и в других сферах твоей жизни. У тебя есть все необходимое для того, чтобы создавать; ты должен принять решение и разрешить себе использовать свои творческие способности.

vk.com

Психология больного

Одна из основных проблем клинической психологии — реакция больного на свое заболевание.

Психологическим аспектам сомати­ческого заболевания издавна придавалось большое значение многи­ми классиками как зарубежной, так и отечественной медицины. Од­нако наиболее глубокое и всестороннее изучение данной проблемы началось с работ немецкого врача-интерниста

А.Гольдшейдера(1926), описавшего ощущения, переживания и представления больного о своей болезни.

Он назвал их аутопластяческой картиной заболева­ния.

Гольдшейдер выделил два уровня картины болезни:

«сенситив­ный», основанный на ощущениях, и

«интеллектуальный» — резуль­тат размышлений больного о своем физическом состоянии.

В отечественной медицине более пристальное внимание пережи­ваниям и реакциям больного стало уделяться, начиная с 50-х годов XX века.

В 1944 г. вышла монография известного отечественного клинициста Р.А.Лурия«Внутренняя картина болезни и иатрогенные заболевания», положившая начало всестороннему рассмотрению субъективного отражения болезни в психике человека.

Внутренней картиной болезни (ВКБ)Лурия называл комплекс переживаний больного, связанных с заболеванием: общее самочувствие, ощуще­ния, восприятие, эмоции, представления о болезни.

Предлагались и другие названия для обозначения субъективного отношения больного к своему заболеванию. Однако понятие «внут­ренняя картина болезни», несмотря на некоторую аморфность и чрезмерную насыщенность отдельными составляющими, по-преж­нему является наиболее употребительным в отечественной медици­не и клинической психологии.

В настоящее время под ВКБпонимается субъективное отношение больного к своему заболеванию, складывающееся из болезненных ощущений и внешних проявлений болезни, оценки механизмов их возникновения, тяжести и значения для будуще­го, а также типы реагирования на болезнь.

Психологом В.В.Николаевой дана систематика уровней отражения болезнив психике заболевшего человека:

• чувственный уровень, или уровень ощущений;

• эмоциональный, или аффективный, уровень, связанный с раз­личными видами реагирования на отдельные симптомы, заболевание в целом и его последствия;

• интеллектуальный, или когнитивный, уровень, включающий представления, знания о своем заболевании, размышления о его причинах и возможных последствиях, т.е. концепцию болезни, создаваемую больным;

• мотивационный, или поведенческий, уровень, включающий отношение больного к своему заболеванию, изменение поведения и образа жизни в условиях болезни, а также действия, направленные на возвращение здоровья.

Выраженность каждого из компонентов ВКБ, а также соотношения между ними могут быть различными.

Например, возникновение боли воспринимается личностью как показатель физического неблагополучия. Кроме того, болевые ощущения могут оцениваться индивидом и как сигнал угрозы жизни или возможных негативных последствий в виде инвалидизации, изменения положения в обществе.

Однако, в зависимости от характера болевого синдрома, атакже индивидуальных особенностей личности, в одних случаях может иметь место преувеличение значимости боли с выраженным страхом, отчаянием, чувством безнадежности, а в других — оценка и попытка игнорирования болевых ощущений (так называемые «безболевые» формы инфаркта миокарда, язвы желудка, онкологических и других заболеваний).

Безусловно, в клинической практике чаще всего встречается адекватное отношение пациентов к болезни, но могут быть случаи, когда человек сознательно скрывает ее, диссимулирует в связи с особыми обстоятельствами (риск лишения работы, распада семьи и т.п.).

Психотравмирующее воздействие соматического заболевания на личность больного может быть обусловлено как субъетивно тяжелыми проявлениями болезни, так и представлениями об опасности диагноза, ограничениями, налагаемыми соматическим заболеванием на бытовую и профессиональную деятельность, и многими другими факторами.

Поэтому для правильной оценки ВКБ и оказания квалифицированной помощи больному необходимо знать основные факторы, определяющие ВКБ. Эти факторы могут быть разделены на следующие группы:

1) преморбидные биологические и личностные факторы;

2) характер заболевания и его возможные последствия;

3) социальное положение больного и влияние окружения;

4)медицинские факторы (условия диагностики и лечения).

«Внутренняя (или «аутопластическая») картина болезни охватывает весть объем переживаний больного, связанных с его болезнью. Сюда входят представления о значении для него первых, ранних проявлении болезни, особенностей изменения самочувствия в связи с усложнением расстройств; переживание состояния и его возможных последствий на высоте болезни; представление о начинающемся улучшении самочувствия на этапе обратного развития болезни и восстановлении состояния здоровья после ее прекращения, представление о возможных последствиях болезни для себя, для семьи, для дальнейшей продуктивной профессиональной деятельности, представление об отношении к нему в период болезни членов семьи, сотрудников по работе, медицинских работников.

Субъективное отношение к заболеванию называется также

«внутренней картиной болезни» (Р.А.Лурия), концепцией болезни, нозогнозией.

Суть его заключается в интеллектуальной интерпретации диагноза заболевания, когнитивной оценке его тяжести и прогноза и в формировании на этой основе эмоционального и поведенческого паттерна.

Для пациента внутренняя картина болезни складывается из понимания механизмов возникновения неприятных и болезненных ощущений, оценки их значения для будущего, а также отреагирования на болезнь в виде эмоциональных переживаний и выбора способа действий и поведения в новых для человека условиях.

Объективная тяжесть болезни — информация о летальности после подобного расстройства, вероятности инвалидизации и хронификации болезненного процесса является одним из факторов для формирования внутренней картины болезни.

Однако, как правило, пациент редко полностью доверяет медицинским данным. Он склонен анализировать ситуацию сквозь призму субъективной тяжести болезни, основываясь на ведомых только ему или его субкультуральной группе (семье, микроколлективу) отношениях к заболеванию.

Субъективное отношение к болезни формируется на базе множества факторов, которые можно сгруппировать в следующие группы:

социально-конституциональную и индивидуально-психологическую.

Под социально-конституциональными параметрами понимается влияние пола, возраста и профессии человека,

под индивидуально-психологическими — свойств темперамента, особенностей характера и качеств личности.

Каждый из факторов имеет особенности.

Отношение к болезни, обладая всеми характеристиками, присущими психологическим отношениям, содержит в себе когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты (Л.И.Вассерман).

Когнитивный включает знание о болезни, ее осознание, понимание ее роли и влияния на жизненное функционирование больного, предполагаемый прогноз;

эмоциональный — ощущение и переживание болезни и всей ситуации, с ней связанной;

поведенческий — связанные с болезнью реакции, способствующие адаптации или дезадаптации к ней и выработку определенной стратегии поведения в жизненных ситуациях в связи с болезнью (принятие роли больного, активная борьба с болезнью, игнорирование, пессимистические установки и пр.).

Другие авторы считают, что внутренняя картина болезни включает 2 уровня:

1-й уровень – сензитивный. Это совокупность всех вызываемых заболеванием ощущений.

2-й уровень – интеллектуальный. Его составляют размышления больного о своей болезни и всем, что с этим связано.

Л.Л.Рохлин включает в «сознание болезни» 3 компонента:

1) отражение болезни в психике больного, ее познание больным;

2) вызванные болезнью изменения в психике больного;

3) реакция личности на болезнь.

Иногда «сознание болезни» отсутствует до момента ее обнаружения.

Л.Л.Рохлин объясняет это тем, что интерорецепция в этом случае, по-видимому, тормозится более мощными и актуальными раздражителями внешнего мира.

Вызванные соматической болезнью изменения психики делятся на:

1)общие сдвиги, свойственные почти всем больным при данном заболевании,

2)специфические изменения, зависящие от того, какая система поражена, и вызванные тем обилием интероцептивной информации, которая поступает в мозг из пораженного органа. Другая детерминанта этих специфических изменений – характер заболевания и стадия болезни.

Р.Конечный и М.Боухал в книге «Психология в медицине» также отмечают обусловленность аутопластической картины болезни в первую очередь характером болезни: острая или хроническая, какое требуется лечение (стационарное или амбулаторное, консервативное или хирургическое), наличие сильных болей, отрицательных косметических симптомов, ограничение подвижности.

Кроме этого, на внутреннюю картину болезни влияют обстоятельства, в которых протекает болезнь. Это, с одной стороны, те проблемы и состояние неуверенности, которые приносит с собой болезнь. Перед больным встают вопросы: насколько серьезна болезнь, кто будет заботиться о семье это время, говорит ли врач правду, насколько врач знающ и многие другие.

С другой стороны, влияние среды, в которой развивается болезнь. Хорошо известно, что в условиях тропической страны, удаленные от дома и своих близких, люди переносят свою болезнь гораздо тяжелее, чем дома, страдают от депрессий, страха смерти, становятся недоверчивы к лечению и тем, кто ухаживает за ними.

Еще одна важная сторона в обстоятельствах болезни – это ее причина.

Здесь больной задает себе вопрос: кто виноват в его болезни – он сам или кто-то другой?

Особенности преморбидной личности как фактор, обуславливающий внутреннюю картину болезни.

Это, во-первых, возраст больного.

Возрастные особенности человека также существенны при формировании субъективного отношения к болезни и становления определенного типа реагирования на нее. Известно, что для каждой возрастной группы существует свой реестр тяжести заболеваний —своеобразное распределение болезней по социалыю-психологической значимости и тяжести.

Расхождение между субъективной оценкой болезни и объективными данными наиболее выражены в молодом и старчес­ком возрасте.

У детей дошкольного возраста собственная оценка за­болевания еще не сформирована, у детей младшего школьного воз­раста она недостаточно полная и только в пубертатном возрасте приближается к оценке взрослых.

По сравнению со взрослыми, дети более тяжело переносят боль и страдания, боятся больничной обстановки, медицинских инстру­ментов и манипуляций, хирургического вмешательства.

Во многом реакция ребенка на свою болезнь и его поведение в условиях болез­ни зависят от влияния окружающих, в первую очередь, родителей и врачей. Следует учитывать, что дети повышенно внушаемы, отвле­каемы, быстро забывают пережитое, переключаются на новую ситу­ацию. Эти особенности детской психики необходимо использовать при проведении лечения, как с профилактической целью, так и с целью устранения возникших психических нарушений.

В подростковом и юношеском возрастев переживаниях, связан­ных с заболеванием, центральное место занимает внешняя неприв­лекательность. Именно к этому возрасту, как известно, относится возникновение патологических идей физического недостатка. Де­вушки чаще озабочены косметическими недостатками, проблемой лишнего веса, а у юношей переживания касаются преимущественно половой системы, сексуальной активности.

Для детей, подростков и молодежи наиболее тяжелыми в психологическом отношении оказываются болезни, которые изменяют внешний вид человека, делают его непривлекательным.

Связано это с системой ценностей, расстановкой приоритетов, имеющихся у молодого человека, для которого наивысшую ценность приобретает

удовлетворение основополагающей потребности — «удовлетворенность собственной внешностью».

Таким образом, наиболее тяжелые психологические реакции могут вызывать болезни, не носящие с медицинской точки зрения угрозы для жизни.

К ним относятся любые болезни, негативно, с точки зрения подростка, изменяющие внешность (кожные, аллергические), калечащие травмы и операции (ожоги).Ни в каком другом возрасте не наблюдаеюся столь

тяжелые психологические реакции человека на появление у негона

коже лица фурункулов. Ярким примером отражения психологической значимости внешности для самоутверждения подростка и молодого человека и реагирования его на внешнюю непривлекательность, связанную с болезнями, может служить существование только в данной возрастной группе такого психопатологического синдрома как дисморфомания.

Под дисморфоманическим синдромом понимают ложную убежденность человека (чаще девушки) в наличии у него уродства. Ложная убежденность, как правило, распространяется на оценку полноты ил диспропорций тела. Многие девушки-подростки считают, что окружающие обращают на них внимание и даже «подсмеиваются» в связи с излишней полнотой.

Данное убеждение толкает девушек на поиск способов похудения.

Они начинают истязать себя строжайшими диетами, голоданием, тяжелыми физическими упражнениями. Речь идет о тех случаях, когда фактически по медицинским критериям не обнаруживается признаков избытка веса. Некоторые пациентки, убежденные в том, что у них «уродливое, бросающееся в глаза окружающим» строение носа, глаз или ушей, ног или рук активно добиваются хирургической коррекции мнимого дефекта.

В молодом возрасте (18-35 лет) чаще встречаются переоценка своего здоровья и недооценка болезни, неверие в возможность тяже­лого заболевания, инвалидизации. Преувеличение значимости бо­лезни бывает в тех случаях, когда отчетливо выступают эстетический и интимный компоненты переживания соматической патологии.

В зрелом возрастенаиболее выраженные психологические пере­живания и возможные психические расстройства связаны с хрони­ческими, прогностически неблагоприятными, инвалидизирующими заболеваниями (нарушения кровообращения, тяжелые инфаркты,онкологические заболевания). Хроническая болезнь, приводящая к инвалидности, может стать причиной краха всех жизненных планов и устремлений личности.

Лица зрелого возраста психологически более тяжело будут реагировать на хронические и инвалидизирующие заболевания. Это связано также с системой ценностей, и отражает устремленность человека зрелого возраста удовлетворять такие социальные потребности, как потребность в благополучии, благосостоянии, независимости, самостоятельности и пр. Именно удовлетворение подобных потребностей может быть заблокировано появлением любой хронической или приводящей к инвалидности болезни. Психологически тяжелыми для лиц зрелого возраста являются такие болезни как онкологические, хронические соматические болезни и т.д.

Второй повышенно значимой группой заболеваний для зрелого человека считаются т.н. «стыдные» болезни, к которым обычно относят венерические и психические заболевания. Психологическая реакция наних обусловлена не всегда оценкой их, как угрожающих здоровью, а связана с переживаниями по поводу того, как изменится социальный статус и авторитет заболевшего такими болезнями в случае, если об этом станет известно окружающим.

Список «стыдных» заболеваний не исчерпывается венерическими и психическими. К ним могут относиться многие заболевания, носяшие оттенок субъективной не престижности.

К примеру, для некоторых людей стыдно болеть (или слыть больным) геморроем, стыдно проводить прерывание беременности (аборт). Существует группы населения (в первую очередь, люди, занимающие руководящие посты) для некоторых из которых стыдными являются болезни сердца (инфаркт), что связано с возможностью продвижения по службе.

У людей среднего возраста обычно отходят на задний план явления, прямо сопровождающие болезнь. Наибольшее значение приобретают опасения последствий болезни, которые могут помешать довести до конца какие-то дела, выполнить задуманное.

Для пожилых и престарелых людей наиболее значимыми являются болезни, которые могут привести к смерти. Инфаркт, инсульт, злокачественные опухоли страшны для них не тем, что могут приводить к потере трудоспособности, а тем, что ассоциируются со смертью.

Для пожилого возраста (60-74года) типичны не опасения потери трудоспособности, а страх смерти. Нередко встречаются тревожно-депрессивные состояния и ипохондрическое болезни.

В детском возрасте во время болезни на первое место выходит эмоциональная, непосредственно инстинктивная сторона и ситуация вокруг этого: боль, боязнь боли и всего неизвестного. При этом разлука с родителями, с привычной домашней обстановкой, ограничение свободы, подвижности приобретают особое значение.

В старости у людей появляется боязнь остаться в одиночестве с болезнью и из-за болезни, страх смерти. Люди рассуждают о болезнях, которые имеют их родственники, знакомые и сравнивают их со своей собственной. Опасения и неуверенность могут усиливаться поведением врача, который, правильно обследовав больного, не проявил достаточного внимания и понимания к больному.

Для старческого возраста (75 лет и старше)характерно : преувеличение тяжести заболевания, однако достаточно часто встречается недооценка тяжести, опасности болезни из-за снижения критики интеллектуальной несостоятельности возрастного генеза, эйфории, появляющейся иногда вследствие недостаточности кровообращения.

У людей среднего возраста обычно отходят на задний план явления, прямо сопровождающие болезнь. Наибольшее значение приобретают опасения последствий болезни, которые могут помешать довести до конца какие-то дела, выполнить задуманное.

Пол. Параметр пола человека, несомненно, оказывает влияние на субъективное отношение к болезни и формирование типа реагирования на заболевание.

Различие в физиологии мужчин и женщин накладывает отпечаток на переживания, связанные с критическими периодами.

У женщин такими периодами являются начало менструаций, беременность и роды, климакс, во время которых усиливается реактивность и обнаруживаются повышенная готовность к различным невротическим расстройствам преимущественно истерического, ипохо­ндрического, депрессивного круга.

У мужчин возрастные кризы не имеют заметной внешней выраженности, но в переживаниях, свя­занных с возникновением тех или иных серьезных заболеваний, час­то находят отражение опасения ослабления или утраты сексуальных возможностей.

Еще одним заметным различием, связанным с полом пациента, является переносимость физической боли, которая у женщин выше. Лучше переносят женщины и вынужденную неподвижность, свя­занную с болезнью.

Для женщин более актуальны семейные проблемы, связанные с болезнью, а для мужчин — служебно-професеиональные, возмож­ность утраты трудоспособности.

К особенностям, имеющим корреляции с полом человека можно отнести известные факты лучшей переносимости женщинами болевого ощущения, состояний длительной ограниченности движений или обездвиженности. Этот факт может быть объяснен как психофизиологическими особенностями пола, так и психологическими традициями роли женщины и мужчины в определенных обществах и культурах.

Известно, что у народов стран Запада считается, что роды связаны с одними из самых сильных болевых ощущений, которые может испытать человек. Вследствие этого формируется определенное отношение к боли, готовность ее испытать и собственно выраженные болезненные ощущения женщин. Противоположное отношение к родам описывается у женщин ряда африканских народностей.Таможидающая ребенка женщина продолжает активно физически трудится, относясь к родам как к обычному явлению не сопряженному с болевыми ощущениями. Фактически подобная предиспозиция к болевому ощущению способствует и более легкой переносимости родов.

Влияние психологического отношения к иммобилизации известно в медицине давно. Известно, что мужчины значительно хуже, чем женщины эмоционально переносят длительный период ограничения движений или полной обездвиженности. Особенно ярко это представленов травматологической клинике, когда пациенту приходится находится в вынужденной позе в течение нескольких месяцев.

По данным Е.Т.Соколовой физическая болезнь или увечье значительно меняют субъективную ценность различных частей тела.

С психологической точки зрения самооценка человека и, в особенности, сформированный групповыми традициями и семейным воспитанием реестр ценностей различных частей собственного тела способны оказываться психотравмирующимн факторами при возникновении какого-либо дефекта в «ценном органе». По результатам некоторых психологических экспериментов наиболее «дорогостоящими» оказались нога, глаз и рука.

При этом женщины оценивали тело «дешевле», чем мужчины.

Кроме того, было отмечено, что ценность отдельных телесных качеств может изменяться под влиянием общественных процессов.

Так, у японок во время второй мировой войны в образе тела полностью обесценилась грудь, а идеальной считалась плоская грудная клетка (женщины носили мужскую военную форму). Однако после войны под влиянием западной культуры образ тела радикально изменился, и в 50-х годах японские женщиныстремились иметь грудь «голливудских» размеров.

Индивидуально-психологические особенности личностикак фактор, влияющий на формирование внутренней картины болезни.

Особенности высшей нервной деятельности определяют степень общей чувствительности к прямым и, особенно, непрямым факторам, воздействующим на человека. Например, к боли, шуму, непривычным обонятельным факторам. Больные с повышенной чувствительностью реагируют на неприятные импульсы более выраженно, чем другие. Больные с повышенной сопротивляемостью к раздражителям, наоборот, недооценивают свои жалобы, пренебрежительно относятся к своевременному обследованию и лечению. Они чаще переносят болезни «на ногах».

Характер эмоциональной реактивности личности обусловливает эмоциональные состояния больного. Эмоциональные больные более подвержены страху, жалости, в большей мере колеблются между безнадежностью и оптимизмом.

Эмоционально более холодные натуры относятся к болезни более рассудительно и спокойно. При этом внешнее проявление, особенно словесное, не всегда соответствует его действительному эмоциональному состоянию.

По определению, темперамент— это характеристика индивида со стороны динамических особенностей его психической деятельности, т.е. темпа, ритма и интенсивности отдельных психических процессов и состояний.

К значимым для выработки определенного типа психического реагирования на заболевание параметрам темперамента можно отнести эмоциональность, переносимость боли, как признак эмоциональности и ограничения движений и обездвиженности,отражающий параметр активности.

Боль как нейрофизиологический феномен формируется на основе интеграции «ноцицептивных» и «антиноцицептивных» систем и механизмов головного мозга. Субъективное чувство интенсивности ощущаемой боли оказывает существенное влияние на степень сосредоточения внимания человека на этом ощущении и, как следствие, на ее переносимости.

Кроме того, известно, что экстраверты и интраверты различно реагируют на боль. По мнению Айзенка, экстраверты воспринимают все уровни стимуляции (в том числе болевой) менее интенсивно, чем интраверты.

Считается, что разное восприятие боли у разных людей зависит от их различных «болевых порогов». У одного человека в силу психофизиологических особенностей может быть низкий порог, и он испытывает боль при незначительном повреждении или воздействии извне, тогда как у другого — высокий порог, и он чувствует боль только при серьезном повреждении (Р.Мелзак). Нередко порог болевой чувствительности коррелирует с уровнем эмоциональности.

В рамках известных типов темперамента более низкие болевые пороги у холерика и меланхолика по сравнению с сангвиником и флегматиком.

Составной частью темперамента является параметр общей двигательной активности или импульсивности, т.е. режим двигательной активности, подвижность, скорость движений и прочие моторные характеристики человека обусловлены наследственными психофизиологическими факторами. Вследствие этого ограничение подвижности или обездвиженность, вызванные болезнью (прикованность к постели, необходимость соблюдать постельный режим), могут служить психологической фрустрацией для лиц, двигательный режим которых нацелен на быстроту действий, склонность к интенсивной физическим нагрузкам. Некоторыми исследователями плохая переносимость состояний вынужденного ограничения движений относится к свойствам экстраверсии или интраверсии.

Темперамент, в первую очередь, отвечает за физиологическую основу реагирования на болезнь. Влияние темперамента сказывается на характере ощущений и эмоциональных проявлений.

Так, холерикам и меланхоликам свойствен более низкий порог болевой чувствительности по сравнению с сангвиниками и флегматиками.

У меланхоликов даже не очень интенсивные болевые ощущения вызывают снижение двигательной активности в виде вялости, заторможенности. Напротив, субъекты с ярко выраженным холерическим темпераментом при наличии болевых ощущений не могут оставаться на месте, совершают импульсивные действия.

Особенности темперамента сказываются и на переносимости режима ограничения подвижности, связанного с заболеванием.

Особенности характера.

Особенности характера человека определяют своеобразие его поведения и отношения к окружающему и самому себе, в том числе к своему здоровью и болезни.

Здесь ведущая роль принадлежит эмоционально-волевой и мотивационной сферам, обеспечивающим адаптацию.

Одним из наиболее важных факторов ВКБ и формирования реакции на болезнь является способность субъекта к «защитной» психологической деятельности. Механизмы и формы «психологической защиты», запускаемой при столкновении с психотравмирующей ситуацией, в качестве которой в данном случае выступает болезнь, были изложены выше.

При помощи механизмов «психологической защиты» больной человек «забывает», «вытесняет» из сознания события и факты, связанные с заболеванием, рационализирует», преуменьшая значимость имеющихся нарушений, и т.д.

Еслиего переживания, связанные с болезнью, не находят понимания отклика у окружающих, может возникнуть «фиксация» на болезненном состоянии со стремлением доказать его актуальность окружающим («бегство в болезнь»).

Таким образом, полезное действие «психологической защиты», реализуемой на уровне подсознания, проявляется в снятии тревоги, душевного дискомфорта, устранении или сведении до минимума негативных, травмирующих личность переживаний, связанных с болезнью.

Вредное действие «психологической защиты» заключается в том, что благодаря ей достигается лишь относительное душевное равновесие и личностное благополучие, но при этом не решаются проблемы, связанные с состоянием здоровья, которые могут приоб­ретать хронический характер, способствовать возникновению нев­ротических расстройств, так как человек лишается возможности ак­тивно (сознательно) воздействовать на ситуацию, что «попуститель­ствует» болезни. Особенности характера имеют ведущее значение в формирова­нии реакций индивида на болезнь.

Адекватные формы реагирования типичны для лиц с гармоничным складом характера, синтонных, от­личающихся общительностью.

Субъективное отношение к болезни формируетсянаосновании семейного воспитания и, в частности, воспитания отношения к болезням, способам переносимости болезней, определения места параметра здоровье-болезнь в иерархии ценностей ребенка.

Существуют две противоположные семейные традиции воспитания субъективного отношения к болезням — «стоическая» и «ипохондрическая».

В рамках первой ребенок постоянно поощряется за поведение, направленное на самостоятельное преодоление недугов, плохого самочувствия. Его хвалят, когда он, не обращая внимание, на имеющуюся боль, продолжает заниматься чем, чем занимался до ее возникновения. «Стоическая» традиция основывается на девизе: «Не хнычь».

Противоположна ей семейная традиция формирования сверхценного отношения к здоровью. Когда родителями поощряется внимательное отношение к состоянию свою здоровья, тщательность в оценке болезненных проявлений, выявления у себя первых признаков заболевания. В семье ребенок обучается при малейшем изменении самочувствия обращать собственное внимание и внимание окружающих (вначале родителей, а затем воспитателей, учителей, супругов и пр. лиц) на болезненные проявления. Девизом в подобном случае служит выражение: «Будь бдителен, в противном случае заболеешь и умрешь».

Семейные традиции определяют своеобразное ранжирование болезней по степени их тяжести. К примеру, к наиболее тяжелым могут относится не «объективно» тяжелые, а те, от которых чаще всего умирали или которыми чаще болели члены семьи. Вследствие этого, субъективно наиболее значимой болезнью может оказаться гипертоническая болезнь, а не рак или психическое заболевание.

Кроме того, в семье, где есть прецеденты длительной и устойчивой ремиссии после лечения онкологического заболевания или даже выздоровление, подобная болезнь может оказаться менее психологически тяжелой, чем в семье с противоположной традицией, основанной на собственных наблюдениях.

К личностным особенностям, как правило, относят ценностные

ориентации человека, его нравственные качества и иные

социально обусловленные феномены. В первую очередь, из личностных особенностей, влияющих на формирование субъективного отношения к болезни, следует отметить мировоззрение и философскую позицию по поводу, смысла жизни и жизни после смерти. Психологические реакции на заболевание разнятся у глубоко верующих людей и воинствующих атеистов. Чаще первые более адекватно, психологически комфортно относятся к болезням, ведущим к смерти («бог дал, бог взял»).

Вторые же нередко реагируют на появившуюся болезнь, которая может привести к утрате трудоспособности или даже к смерти, обидой.

Они начинают искать виновников заболевания, создают вокруг себя враждебную обстановку и сами психологически неадекватно реагируют на все. Выделяется несколько мировоззренческих установок в отношении происхождения заболеваний:

• болезнь как кара

• болезнь как испытание

• болезнь как назидание другим

• болезнь как расплата за грехи предков

Все перечисленные трактовки происхождения болезней основаны на вере в связь между поведением человека, его нравственностью и возникновением у него недуга. При этом подчеркивается пассивная роль индивида.

Он не способен противостоять болезни за исключением возможности кардинально изменить свое поведение и искупить вину и замолить грехи.

Другой группой мировоззренческих установок является представление о болезнях как вызванных наследственнымиили средовыми причинами:

• болезнь как неизбежность

• болезнь как стечение обстоятельств

• болезнь как собственная ошибка

В рамках этого мировоззрения все процессы (в том числе, и происхождение болезней) рассматривается сквозь призму внешней или внутренней заданности.

Многие люди убеждены в том, что «дурная наследственность» является фатальным фактором в генезе заболеваний. Все, что происходит с человеком, трактуется представителями этой позиции, базируясь на наследственно-конституциональном принципе причинности

И твой отец так хромал», «Вся в мать —дальнозоркая»). Противоположная тенденция полностью отрицать значение наследственности и рассматривать возникновение болезни, основываясь на внешних факторах и поведении человека. Обе представленные позиции отражают обывательскую платформу, и являются крайне стойкими и консервативными. Позиция «Сам виноват» обычно связана с «локусом контроля» человека.

Третья мировоззренческая платформа оценки механизмов происхождения заболеваний базируется на мистическом подходе к процессам этиопатогенеза:

• болезнь вследствие зависти

• болезнь вследствие ревности

В рамках подобного подхода источники болезней видятся в предвзятом отношении близких окружающих (соседей, знакомых, родственников, сослуживцев) к человеку. Процесс возникновения болезней рассматривается как экстраполяция «негативной энергии» ревнующего или завидующего на реципиента.

Таким образом, можно отметить широкое распространение мистического истолкования происхождения болезней, отсутствие у многих пациентов научного подхода к анализу причин его заболевания.

К особенностям личности, влияющим на выбор типа психологического реагирования на заболевание, относятся и околомедицинские суеверия. Спектр их широк и включает мистическое (иррациональное) истолкование истоков их болезни («сглазили», «навели порчу», «подействовал энергетический вампир» и т.д.). Мистическая концепция болезни носит характер убежденности, пациент не способен критически оценивать свои высказывания и требует от врача не лечения, а «снятия порчи» и прочих мистических манипуляций.

В личностные особенности, повышенно значимые для понимания механизмов становления типов психического реагирования на заболевание, входит и т.н. «антиципационная состоятельность».

Суть ее заключается в способности предвосхищать ход событий, предвидеть поведение окружающих и собственные реакции в процессе изменения ситуации. К антиципационной состоятельности относится способность построения программы собственных действий, к примеру, в случае появления тяжелой болезни, которая может изменить обычный жизненный стереотип, привести к инвалидности или смерти.

В антиципационную программу включается готовность к любому исходу болезни (худшему, нежелательному или лучшему,желательному).

Пациент, обладающий антиципационной состоятельностью, создает несколько программ, распределяет между ними вероятности и готовит себя ко всем. Его размышления носят характер предположений типа:

«Что я буду делать, если у меня выявят рак?»,

«Учитывая, что у меня возможно тяжелое заболевание, которое не позволит мне в дальнейшем профессионально заниматься моим любимым спортом, чем я буду заниматься?» и т.д. Если пациент не вырабатывает антиципационной программы, нацеливаетсялишь на один — желанный — исход событий («это — не онкологическое заболевание, врачи ошибаются»), то реальный факт болезни может стать для него серьезной психической травмой и вызвать неадекватный тип психологического реагирования на болезнь.

Уровень образования человека и уровень его культуры как личностные свойства также оказывают влияние на оценку субъективной тяжести болезни. Особо это относится к уровню медицинской образованности и культуры. Негативным в психологическом отношении оказываются крайности.

Как низкая медицинская культура, так и высокая с одинаковой вероятностью способны вызвать психологически тяжелые реакции.

Однако механизмы их будут разниться, в одном случае это будет связано с недостатком, в другом — с избытком информации о болезнях,их тяжести, течении и исходах.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

studopedia.ru

Типы отношения к болезни у больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями (стр. 1 из 2)

Хорошо известно правило, что нужно лечить не болезнь, а больного, точнее – болезнь у данного больного. При этом имеется в виду, главным образом, индивидуализация лечения. Больной человек является не только объектом, но и субъектом врачебного действия, то есть участвует в лечебном процессе наравне с врачом.

Каждый пациент является, прежде всего, личностью, которая имеет свое собственное представление о медицине, о самом себе, о своей болезни и о степени ее серьезности. Врач может совершенно правильно поставить диагноз, используя самые современные возможности, правильно назначить лечение, но только от больного зависит его выполнение. На это указал еще Гиппократ, который видел необходимость контакта больного с доктором: «Должно также наблюдать за погрешностями больных, из которых многие часто обманывали в принятии прописанного им: именно, не выпивши неприятного пития или очистительных, или других лекарств, они изнемогали. Но они, конечно, не сознаются в этом, и вина сваливается на врача». Интересен тот факт, что частота случаев недостаточного сотрудничества больного с врачом имеет тенденцию к возрастанию параллельно прогрессу в области диагностики и лечения, в значительной степени нивелируя достижения последних. Эта проблема сотрудничества врача и больного очень важна для всех специальностей.

В условиях страховой медицины, жесткой конкуренции на рынке медицинских услуг, психологическая подготовка врача, его способность найти контакт с больным, становится одной из составляющих его успешной деятельности.

Целью нашего исследования было определить тип отношения к болезни у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями и выявить возможные взаимосвязи между этими типами и различными характеристиками больных.

Исследование проводилось на базе отделений неотложной кардиологии ГКБ №№19, 33, 40, 50, 70, МСЧ №33. Были отобраны пациенты, удовлетворяющие следующим критериям. Критерии включения: Диагноз: ИБС: острый инфаркт миокарда (далее ОИМ); ИБС: нестабильная стенокардия напряжения. Возраст: 45-75. Критерии исключения: Наличие выраженного болевого синдрома, психического заболевания или энцефалопатии.

Всего было отобрано 95 человек. Соотношение мужчин и женщин – 55% на 45%. По диагнозам распределение было следующим – 50 пациентов с диагнозом ИБС: ОИМ и 45 с диагнозом ИБС: Нестабильная стенокардия. Средний возраст мужчин – 60,2+/- 6,7 лет, женщин – 65,8+/- 6,7 лет, группы – 65,2+/- 7,3 года.

Метод обследования: Личностный опросник Бехтеревского Института (1) и характерологический опросник Леонгарда — Шмишека (Leongard – Shmishek) (2).

Для оценки корреляции между признаками использовался метод построения четырёхпольных таблиц.

После проведения опроса пациентов и сведения всех полученных данных в таблицы мы приступили к поиску возможных взаимосвязей. Этот поиск проводился между типом отношения к болезни и такими характеристиками больных как пол, диагноз, акцентуация характера.

Пол – Тип отношения к болезни (мужчины).

У мужчин заметно превалирование паранойяльного типа отношения к болезни над всеми остальными (у 25-ти из 52-х пациентов) (+ 0,434).

Пол – Тип отношения к болезни (женщины).

У женщин преобладал тревожный тип отношения к болезни (+ 0,28).

Диагноз – Тип отношения к болезни (ИБС: Нестабильная стенокардия).

Превалирования какого-либо из типов отношения к болезни не найдено.

Диагноз – Тип отношения к болезни (ИБС: Острый инфаркт миокарда).

У пациентов этой группы значительно превалирует пранойяльный тип отношения к болезни (у 23-х из 50-ти пациентов) (+ 0,508).

После выявления двух крупных групп пациентов – мужчины с паранойяльным типом отношения к болезни (25 пациентов) и женщины с тревожным типом отношения к болезни (17 пациентов) – проверялось наличие акцентуаций характера в обеих группах. У 18-ти из 25-ти пациентов имеются эмотивный и застревающий типы акцентуации характера. У женщин картина схожая – у 15-ти из 17-ти пациенток встречаются эмотивный и застревающий типы акцентуации. Вообще же, во всей группе обследованных пациентов (n = 95) эмотивный и застревающий типы акцентуации встречались в 75% случаев.

Итак, были выявлены следующие корреляции:

между мужским полом и паранойяльным типом отношения к болезни.

между диагнозом ИБС: ОИМ и паранойяльным типом отношения к болезни.

между женским полом и тревожным типом отношения к болезни.

Для больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями характерны эмотивный и застревающий типы акцентуации характера.

между типом отношения к болезни и акцентуацией характера, возрастом и уровнем образования корреляции не выявлено.

Итак. проведённое исследование выявило формирование преимущественно паранойяльного типа отношения к болезни у мужчин и, в частности, у тех из них, что перенесли инфаркт миокарда. То есть мы можем говорить о преобладании паранойяльных установок в отношении врачей, лечения, близких у мужчин, перенесших инфаркт миокарда. Приведём определение паранойяльного типа отношения к болезни авторов ЛОБИ: «Уверенность, что болезнь – результат чьего-то злого умысла. Крайняя подозрительность к лекарствам и процедурам. Стремление приписывать возможные осложнения лечения или побочные действия лекарств халатности или злому умыслу врачей и персонала. Обвинения и требования наказаний в связи с этим». В личной беседе с этими пациентами удалось выявить, что они сразу после приступа кардиалгий начинают думать о том, кто виноват в сложившемся состоянии вещей. На первое место чаще всего выходит жена, потом дети и начальство. На вопрос о том, что им не нравится в процессе лечения, говорили, что им дают «странные» «никому не нужные» таблетки, проводят над ними «какие-то опыты», высказывают предположения типа «кому-то это нужно», «кто-то на нас наживается» и т.д. По поводу судьбы их родственников пациенты практически ничего не говорили.

Иная картина наблюдалась у женщин. Здесь преобладал тревожный тип отношения к болезни. Вот его определение: «Непрерывное беспокойство и мнительность в отношении неблагоприятного течения болезни, возможных осложнений, неэффективности и даже опасности лечения. Поиск новых способов лечения, жажда дополнительной информации о болезни, вероятных осложнениях, методах лечения, непрерывный поиск «авторитетов». В отличие от ипохондрии более интересуют объективные данные о болезни (результат анализов, заключения специалистов), чем собственные ощущения. Поэтому предпочитают больше слушать высказывания других, чем без конца предъявлять свои жалобы. Настроение прежде всего тревожное, угнетенность – вследствие этой тревоги». Женщины в личной беседе волновались как по поводу своего здоровья, так и по поводу судьбы своих родственников. Часты были фразы типа «мне надо быстрее вылечиться и поднимать внуков» или «у меня дома муж один остался, волнуюсь за него», они в большинстве своём постоянно спрашивали о своём диагнозе, о том, как «побыстрее вылечиться».

Также интересно обратить внимание на тот факт, что у мужчин, в отличие от женщин, относительно часто встречалось такое сочетание типов отношения к болезни как анозогнозический + эйфорический, которые встречались всегда вместе (у женщин 1 раз, у мужчин – 9 раз). То есть можно говорить о том, что мужчины более склонны отрицать случившееся с ними.

Что касается типа акцентуации характера, то, разумеется, обращает на себя внимание явное преобладание эмотивного и застревающего типов у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями (типы акцентуаций даны по Леонгарду). «Застревающий тип. Его характеризует умеренная общительность, занудливость, склонность к нравоучениям, неразговорчивость. Часто страдает от мнимой несправедливости по отношению к нему. В связи с этим проявляет настороженность и недоверчивость по отношению к людям, чувствителен к обидам и огорчениям, уязвим, подозрителен, отличается мстительностью, долго переживает происшедшее, не способен «легко отходить» от обид. Для него характерна заносчивость, часто выступает инициатором конфликтов. Самонадеянность, жесткость установок и взглядов, сильно развитое честолюбие часто приводят, к настойчивому утверждению своих интересов, которые он отстаивает с особой энергичностью. Стремится добиться высоких показателей в любом деле, за которое берется и проявляет большое упорство в достижении своих целей. Основной чертой является склонность к аффектам (правдолюбие, обидчивость, ревность, подозрительность), инертность в проявлении аффектов, в мышлении, в моторике». «Эмотивный тип. Этот тип родственен экзальтированному, но проявления его не столь бурны. Для них характерны эмоциональность, чувствительность, тревожность, болтливость, боязливость, глубокие реакции в области тонких чувств. Наиболее сильно выраженная черта — гуманность, сопереживание другим людям или животным, отзывчивость, мягкосердечность, сорадование чужим успехам. Они впечатлительны, слезливы, любые жизненные события воспринимают серьезнее, чем другие люди. Подростки остро реагируют на сцены из фильмов, где кому-либо угрожает опасность, сцена насилия может вызвать у них сильное потрясение, которое долго не забудется и может нарушить сон. Редко вступают в конфликты, обиды носят в себе, не «выплескиваются» наружу. Им свойственно обостренное чувство долга, исполнительность. Бережно относятся к природе, любят выращивать растения, ухаживать за животными» (3).

Показано, как эти типы коррелируют с гипертонической болезнью и сердечно-сосудистыми заболеваниями. По всей видимости, преморбидные особенности в виде акцентуации той или иной степени выраженности приводят наряду, разумеется, с другими факторами риска, к развитию сердечно-сосудистых заболеваний, а в результате заболевания складывается уже тип отношения к болезни, который имеет связь с типов акцентуации только опосредованную и определяется другими факторами.

mirznanii.com

Заболевания: лечение и профилактика В традиционном смысле предменструальный синдром – это не болезнь, однако он ежемесячно сказывается на качестве жизни, настроении и работоспособности

Внимание мужчин к столь деликатной теме и к своей супруге/партнерше в этот естественный, хоть и непростой для неё период, эксперты расценивают как положительное и считают это признаком гармоничных отношений. Кроме того, для полноценного и длительного союза характерна частота интимных встреч 2-3 раза в неделю, поэтому мужчина обычно в курсе, когда у его жены/партнёрши наступит ПМС.

Факт того, что мужчины и женщины имеют совершенно разную психологию и принципиально разное отношение к тем или иным аспектам жизни, давно не удивляет, но и

К примеру, если у мужчин 30-40 лет спросить: «Считаете ли Вы себя здоровыми?», то 90% мужчин в возрасте от 30 до 40 лет, как сообщает ВЦИОМ, ответят положительно. При этом те же самые мужчины курят в 45% случаев, имеют низкую физическую активность в 62% случаев, а двое из трех таких мужчин страдают ожирением. К сожалению, в итоге это приводит к тому, что средняя продолжительность жизни современных мужчин на 10,2 лет меньше, чем средняя ожидаемая продолжительность жизни женщин.

Целью нашего исследования было определить тип отношения к болезни у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями и выявить возможные взаимосвязи между этими типами и различными характеристиками больных.

У пациентов этой группы значительно превалирует пранойяльный тип отношения к болезни (у 23-х из 50-ти пациентов) (+ 0,508).

CATEGORIES